Звезды

«Всегда был сторонником компромиссов»: Алексей Учитель - о новой картине «Цой» и недовольстве родственников

В эксклюзивном интервью режиссер рассказал «Комсомолке» о фильме про лидера группы «Кино» и зачем он хочет встретиться с родными Дмитрия Шостаковича
Учитель признался, что снял именно фильм о любви к Цою.

Учитель признался, что снял именно фильм о любви к Цою.

Фото: Олег ЗОЛОТО

«НЕ БУДЕТ БОЛЬШЕ СБОРОВ ПО 3 МИЛЛИАРДА»

- Алексей Ефимович, договориться с вами на интервью, даже по Zoom, невозможно. Вы все время заняты. Пандемия, очевидно, никак не повлияла на ваш рабочий график…

- Я действительно занят. Во-первых, премьера фильма «Цой». Во-вторых, студия (Учитель является основателем киностудии «Рок». - Прим. ред.): сейчас работаем над двумя большими проектами. Еще ВГИК (Алексей Ефимович ведет режиссерскую мастерскую. - Прим. ред): у 5-го курса дипломные работы. Некоторые приступили к съемкам. Недавно в Петербурге закончился фестиваль «Послание к человеку», который мы скрипя зубами провели в реальном формате, а не онлайн. Совершили почти что подвиг. Поэтому я на разрыв.

- Как в целом пандемия сказалась на российском кинематографе?

- Ужасно. Кинотеатры гибнут: в Петербурге ограничения до пятидесяти процентов от заполняемости залов, в Москве - до двадцати пяти. Крупнейшие регионы для индустрии закрыты. Краснодарский край, Новосибирск… Многие кинотеатры уже разорились, некоторые - на грани. Это одна сторона, а вторая касается работы студий. Вот наша студия «Рок» сейчас снимает в Крыму фильм Андрея Кравчука «Пальмира». Там группа - 160 человек. Практически каждую неделю всем нужно делать тесты. А если, не дай бог, кто-то заболел? Это сразу финансовая катастрофа.

Алексей Учитель.

Алексей Учитель.

Фото: Олег ЗОЛОТО

- Нашли для себя какие-то плюсы в «карантине»?

- Когда была первая волна, естественно, сидел дома с близкими. Максимум дня три была такая неопределенность в графике. А так, Zoom с утра до ночи. Теперь это наш любимый способ общения. Но кино невозможно так снимать. Нужно выезжать на съемки, а это сейчас опасно. Многие болеют. Сейчас уже есть поддержка на государственном уровне. Если ее не будет, то многие студии просто разорятся. А если не снимать кино, то нечего будет показывать. Мы входим в новый период: уже не будет сборов по 3 миллиарда. Во всяком случае, в ближайший год-полтора. Если бы выпустили фильм «Стрельцов», как и планировали, весной, то собрали бы более миллиарда. А так, пять недель лидировали, были на первом месте, но это абсолютно другие цифры - в три раза меньше, чем в «мирное» время. В кинотеатрах отток до семидесяти процентов зрителей.

«ЭТО ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ»

- Состоялась премьера фильма «Цой». Больше всего мне понравилась картинка и музыка.

- Правда, оригинально? Это дебют композитора Федора Журавлева. Ему всего-то 22 года. Замечательный парень. Думаю, еще с ним поработаем. Что касается картинки, то это работа оператора Юрия Клименко, виртуоза, лучшего в своем деле, здесь даже комментарии излишни.

Многие сцены фильма снимали в Ленинградской области.

Многие сцены фильма снимали в Ленинградской области.

Фото: Олег ЗОЛОТО (архив)

- Вы много рассказывали о том, что провели подготовительную работу и виделись с водителем, с которым в реальности столкнулся Цой. А он ни с кем не общается…

- Я его видел дважды: и в год аварии, и недавно, перед началом съемок. Пообщаться удалось благодаря латышским коллегам. Они как-то сумели его убедить. Правда, он не разрешил снимать. Мы проболтали около двух часов точно. Про аварию, понятно, ничего нового не узнали, а вот про то, как он жил, служил на подводной лодке, очень интересно было узнать. Это был очень непринужденный разговор. Я понимал, что он на самом деле просто выскочил из-за поворота, удар и все - рассказывать особенно нечего. Можно было, наверное, какие-то переживания его обсудить, но он явно не хотел погружаться в это. Можно понять, ведь прошло столько лет. Я думаю, что в то время это было для него серьезным ударом, поворотом в жизни. Об этом и кино.

- Роль водителя исполняет Евгений Цыганов. Почему именно он?

- Потому что я так ощущаю. Женя - потрясающий актер. Первый раз я его снимал в фильме «Прогулка». Потом была очень сложная роль в картине «Космос как предчувствие». Я ему сразу предложил роль водителя. Да и он, как мне кажется, с таким воодушевлением откликнулся, потому что заход необычный. И по человеческим качествам он подходил - для меня это тоже важно. Вместе обсуждали, каким мы чувствуем этого персонажа, как его сделать более интересным, а не просто слепком с реального водителя.

Роль водителя автобуса в фильме сыграл Евгений Цыганов.

Роль водителя автобуса в фильме сыграл Евгений Цыганов.

Фото: кадр из фильма

- Исполнительница главной роли Паулина Андреева действительно похожа на Наталью Разлогову. Вы поэтому ее выбрали?

- Почему вы думаете, что она на нее похожа? По каким признакам? Внешне? Скорее прической. В чем-то схожесть есть, но это было не главное. Женя был утвержден на роль, а всех остальных я очень долго подбирал: и Марьяну Спивак, и Паулину Андрееву, и Надю Калеганову. Почему именно они? У режиссера, помимо профессиональности, есть еще интуиция. Актеры все разные, но они должны составить для меня что-то такое единое. Это химия. Никогда нельзя ошибиться. Попасть - это для меня самый мучительный процесс.

- Многие фильмом недовольны. Почему вы решили выбрать именно такой сюжет - водитель везет тело в Ленинград?

- Много направлений может быть выбрано. Мне показалось интересным именно так рассказать о Цое, и именно так мы ощутим, почему он до сих пор на нас действует. Это фильм о любви к Цою и Цоя ко всем. Даже к тому, кто невольно стал соучастником аварии. Передать это очень трудно, поэтому выбрал такой драматургический ход. Несмотря на то что там много вымысла, для меня это очень личное кино. Я был участником многих событий того времени, связанных с артистом. Документальные фильмы «Рок», «Последний герой» многое значат для меня. Они тогда сильно меня изменили. Возможно, поэтому я стал тем режиссером, которым являюсь сейчас.

- Вы часто говорите, что «у каждого свой Цой». При этом вы были знакомы с Виктором лично. Каким он вам запомнился?

- В меру замкнут, молчалив. Произносил одно слово, но оно стоило многого. Он был внутри себя. Сделать его открытым было невозможно. Он открывался только на сцене. Происходила магия, преображение, практически гипноз. Я бывал на его концертах, многое снимал. Как ни странно, его песни тогда воспринимал несколько иначе, будто бы проще. А сейчас… Действительно загадка: вроде бы те же слова, но словно он вчера их написал. Он действовал на меня очень сильно и продолжает до сих пор.

«ОТ ЖИВОГО ЭФФЕКТ МОЩНЕЕ»

- Почему решили не вводить в фильм Цоя? Его почти нет, только несколько кадров хроники.

- Как героя его не могло быть, потому что по сюжету он уже погиб. Да и я не хотел, чтобы какой-то актер его играл. Лучше видеть его живым в документальных кадрах, от них мощнее эффект.

В Петербурге в кинотеатрах введены ограничения на посещения - до 50 процентов от заполняемости залов.

В Петербурге в кинотеатрах введены ограничения на посещения - до 50 процентов от заполняемости залов.

Фото: Олег ЗОЛОТО

- Действие фильма в основном происходит в автобусе. Насколько сложно снимать в таких условиях?

- Сложно снимать любое кино, а в таких условиях еще сложнее. Это не павильон, снималось все в реальности. Мы действительно ехали по Псковской, Ленинградской областям, Петербургу, много по Латвии. У нас было два автобуса: один для внутренних и другой для внешних съемок. Были специальные приспособления для камеры, чтобы она могла двигаться внутри автобуса. Женя Цыганов прекрасно водит, поэтому много где за рулем именно он. Но было и выносное управление - им пользовались в напряженных сценах, когда нужна была предельная концентрация Жени на игре.

- Удивительно, но сына Виктора Цоя в фильме играет ваша дочь Маша (ребенок Алексея Учителя и Юлии Пересильд. - Прим. ред.). Это ее дебют в кино. А как так вышло, что ей досталась эта роль?

- Это случайность. Я пробовал многих мальчиков и все как-то неестественно вели себя в кадре. Один запомнился мне. Я ему говорю: «Вот чего ты все играешь?» А он мне: «Так мама со мной каждый вечер репетирует!» (Смеется.) Я снимал реального Александра Цоя, когда ему было 5 лет. У меня было очень четкое представление, каким я его хочу видеть в фильме. И вот, когда мы читали с актерами сценарий, Женя Цыганов посадил Машу на колени и попросил спеть. И дальше мне все члены группы начали говорить, что никого искать больше не нужно. При этом у дочери длинные белокурые косы. Мама не разрешила состричь, да и я не поддерживал. Конечно, боялся, что 6-летний ребенок будет находиться в тяжелейших условиях: ночные съемки и т. д. Но она молодец! Вела себя хорошо. Терпела давящие заколки, парик и как раз не играла, а больше была собой. Получилось убедительно.

Кстати, на показе в Москве, в кинотеатре «Октябрь», Маша была на сцене, и многие даже не поняли, что это она снималась в фильме (улыбается).

- Сын Цоя Александр рассказывал, что будет бороться с фильмом дальше. Вы получали от него в последнее время какие-то письма, уведомления?

- Пытались выстроить с ним диалог, встречались до выхода картины в прокат. Не удалось ни о чем договориться. И он, и его юрист настроены враждебно, хотя я всегда был сторонником компромиссов. Он попросил изменить имена, мы изменили. Но мы не можем экранизировать отца, который существует у Александра Цоя в голове, это может сделать только он. Да, здесь есть какие-то намеки на реальных людей, но это все равно собирательные образы. Понимаю, если бы еще в начале пути у него были какие-то вопросы к нам. Но нет. Снимали мы по опубликованному сценарию. Для этой картины нам не нужны ни подписи, ни чье-либо согласие. Никаких законов мы не нарушали.

«НЕТРАДИЦИОННЫЙ БАЙОПИК»

- Ваш следующий фильм о Шостаковиче. Как получилось, что вы решили взяться за него?

- О Шостаковиче нет ни одной интересной картины. Есть одна иностранная, но не самая удачная. А фигура композитора, прожившего сложную жизнь, безумно интересна. Еще только пишется сценарий. В лучшем случае начнем снимать с середины следующего года. Это будет нетрадиционный байопик (фильм-биография, который рассказывает о судьбе известной личности, основываясь на реальных фактах и событиях. - Прим. ред.). И жена, и сын, и дочь Дмитрия Шостаковича еще живы. Планирую с ним встретиться. Надеюсь, что в этом случае никаких претензий с их стороны не будет. Они люди творческие, понимают, что речь идет о художественном кино, а не о создании документа. Думаю, сделаем международный проект. С трепетом жду.

- Каким он будет: реалистичным или таким же, как и о Цое?

- Многие факты будут реальными, но с мифологическим оттенком.

- Вы уже видите кого-то, кто будет у вас сниматься?

- Все время кручу в голове, но пока не будет окончательного сценария, представить кого-то сложно. Очень большой возрастной диапазон нужно сыграть: от 27 до 60 с лишним лет. Хочется, чтобы это был один актер, ведь сейчас все можно сделать: и графику, и грим.

- Думали над тем, где будете снимать? Или какие места обязательно должны войти в картину?

- Мест будет много: Москва, Петербург, вероятно, даже Нью-Йорк. Возможно, организуем его здесь.

- Ваша семья как-то связана с блокадой?

- Мой отец был известным режиссером-документалистом, одним из тех, кто снимал картины о блокаде. Очень много документальных кадров, которые мы видим сегодня, сделаны именно им. Всю свою жизнь он отдал этому. И мама моя блокаду пережила.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Сценаристам за такое надо руки оторвать»: За что друзья и близкие Виктора Цоя разругали фильм «Цой» Алексея Учителя

Музыкант и звукорежиссер Алексей Вишня, в свое время плотно сотрудничавший с группой «Кино», вовсе назвал увиденное «бредом» (подробности)

Скандал продолжается: Сын Виктора Цоя подал в суд на компанию режиссера Алексея Учителя

Поводом для разбирательства стала новая картина Учителя "Цой". Если иск удовлетворят, режиссера могут обязать переделать картину (подробности)

Рекомендуемые