Политика

«Попросили освободить скамейку, потому что вдруг избиратели захотят присесть». Независимых наблюдателей за выборами в Беларуси зачастую не пускают на участки

Незнакомые люди приносят наблюдателям еду, воду и стулья, а сами они берут отпуск на работе
Досрочное голосование

Досрочное голосование

Фото: Павел МАРТИНЧИК

В эту избирательную кампанию многие белорусы решили проявить гражданскую активность и пойти наблюдателями на выборы. Это люди, которые не влияют на процесс подсчета голосов, но следят, чтобы на участке не было нарушений. Стать наблюдателем можно было выдвигаясь от трудового коллектива, общественной организации или от группы людей. В последнем случае нужно собрать минимум 10 подписей от жильцов, которые прописаны в домах с нужного участка. Тогда можно быть аккредитованным в качестве наблюдателя на избирательный участок.

Но даже аккредитованные наблюдатели попасть на участок могут далеко не всегда - места заняты членами провластных организаций - президентского общественного объединения «Белая Русь», Союза молодежи, Союза женщин Беларуси, представителями государственного профсоюза.

Если в прошлые кампании количество наблюдателей не ограничивалось, то в эту, распоряжением ЦИК, число тех, кто следит за процессом сократили до трех человек в дни досрочного и до пяти в день основного голосования. Объяснили это мерами безопасности, которые усилили из-за эпидемиологической обстановки. На этот решение ссылаются избирательные комиссии, когда не пускают аккредитованных наблюдателей на участки, мол, квота выбрана, ждите, когда появятся места. А приоритет у тех, кто записался первым. И, как ни странно, это именно представители вышеперечисленных провластных организаций.

Но многие из независимых, все равно решили считать тех, кто идет голосовать, и фиксировать нарушения. На участки и даже просто в здание не пускают, приходится наблюдают находясь на улице. У входа они могут фиксировать, сколько человек (а значит потенциальных избирателей) заходит и выходит из здания. Потом эту цифру сравнивают с официальной, которая появляется ежедневно в протоколе. Но его наблюдателям тоже не всегда удаётся увидеть. Резон не пустить независимых простой - когда на участке «все свои» появляется возможность фальсификаций уже во время досрочного голосования. Ведь никакого стороннего контроля при такой схеме отбора наблюдателей нет.

Отправляемся посмотреть, как же устроились наблюдатели и что они про такие ограничения думают.

Основной день выборов пройдет 9 августа, до этого - досрочное голосование

Основной день выборов пройдет 9 августа, до этого - досрочное голосование

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Через дорогу от школы № 128 на минской улице Ольшевского в тени под деревом на складном стульчике сидит Татьяна.

Татьяна ушла наблюдать через дорогу от школы

Татьяна ушла наблюдать через дорогу от школы

Фото: Павел МАРТИНЧИК

- Когда я пришла в первый день, на участке уже было три наблюдателя. Тогда я осталась сидеть в школе. Ко мне подошла директор (она же председатель комиссии) и сказала, что на территории школы нельзя находиться, - рассказывает Татьяна о первом дне наблюдения. - Я вышла на улицу, буквально через 20 минут ко мне снова вышла директор и сказала, что ей позвонили добросовестные люди и сказали, что какой-то подозрительный человек сидит около школы, на меня могут вызвать милицию.

Татьяна перешла дорогу и обустроила себе место наблюдателя под деревом: в тени и отлично видно, кто заходит и выходит из школы. Чтобы наблюдать за выборами, девушка взяла на работе отпуск за свой счет.

- Мы пробовали с другими наблюдателями попасть в школу, чтобы увидеть протокол, в котором фиксируется, сколько человек проголосовало за день, но нас обступили кружочком и не пустили, - рассказывает Татьяна. - Хотя от главы Центризбиркома Лидии Ермошиной поступило подтверждение, что мы имеем право увидеть протокол.

Татьяна взяла отпуск за свой счет, чтобы наблюдать за голосованием

Татьяна взяла отпуск за свой счет, чтобы наблюдать за голосованием

Фото: Павел МАРТИНЧИК

В школе, напротив которой сидит Татьяна, два участка - 111-й и 112-й.

- Волонтеры принесли стульчики! Можно, конечно, и без них, но с ними гора-а-здо лучше! Носят попить, покушать, спрашивают, чем нам помочь. Родители звонят. Папа, как никогда, стал пять раз на день звонить! Следят за новостями, волнуются.

Волонтеры - это люди, которые самоорганизовались, когда увидели, что повсеместно наблюдателям приходится сидеть на улице неподалеку от участков. Кристина - одна из этих людей. Встречаемся, когда она приносит Татьяне пакет с едой.

- Мы побывали на тринадцати участках, везде наблюдателей не пускают в помещение, - рассказывает Кристина. - Мне прислали ссылку на чат в телеграме, где ребята помогают наблюдателям. Утром собрались около супермаркета, закупили бананов, бисквитов, воды… И поехали по участкам. Многие говорили, что у них все есть, ничего не надо. Хотя даже просто поговорить - это, говорят, колоссальная поддержка.

Кристина с мужем проехали по десяткам участков и развезли еду и воду наблюдателям

Кристина с мужем проехали по десяткам участков и развезли еду и воду наблюдателям

Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Пошла в независимые наблюдатели, чтобы защитить учителей»

На крыльце еще одной школы Фрунзенского района сидит Ирина. Она работает здесь учителем.

- У меня все-таки была какая-то вера, что учителя честные люди. Они поставлены в рамки, не каждый силен. Отчасти я пошла, чтобы защитить их. Я работаю учителем 30 лет. Чтобы показать, что в избирательных комиссиях - не только учителя, - признается женщина.

Ирина - преподавала в школе математику. В этом месяце заканчивается контракт, и педагог его не продлевает. Анжелика несколько лет назад выпустилась из школы

Ирина - преподавала в школе математику. В этом месяце заканчивается контракт, и педагог его не продлевает. Анжелика несколько лет назад выпустилась из школы

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Ирина говорит, что столкнулась с глубоким разочарованием.

- Протоколы вывешены на стенде, как и положено, но стенд находится в школе, куда нас не пускают. Я на этом участке еще и избиратель. И когда я хотела посмотреть протокол, мне было сказано: вы сначала проголосуйте, а потом мы вам дадим посмотреть протокол. Написала жалобу, а как я еще могу бороться?

Некоторые избиратели хотят задернуть штору, чтобы голосовать как привыкли

Некоторые избиратели хотят задернуть штору, чтобы голосовать как привыкли

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Контракт у Ирины заканчивается в августе, и продлевать его она не планирует.

- Спасибо за правду, Ирина Фадеевна, - на крыльце, где мы разговариваем, появилась директор школы, но долго ничего не комментировала, пока речь не зашла о контракте. - Правду говорите: вы сами решили.

- Я всегда говорю правду, Ольга Владимировна, потому что понимаю: это будут смотреть мои ученики, - отвечает учительница.

Поговорить директор школы отказывается, потому что «человек не публичный, не даю интервью, не фотографируюсь даже для семейных архивов».

Еще одна наблюдательница на этом участке, Анжелика - выпускница этой школы.

- Много знакомых учителей в наблюдателях или в комиссии. Они меня учили, я с ними общалась. И это неприятный момент, потому что о школе у меня были только хорошие воспоминания, - рассказывает Анжелика. - Внутрь нас не пускают… Вообще практически ни на что не имеем право. Мы можем контролировать явку. И если видим нарушения, писать жалобы.

На участке, по словам председателя, зарегистрированы 23 наблюдателя.

- Кто-то от граждан, кто-то от общественных объединений. Попали на участок те, кто первый пришел, - говорит директор и председатель комиссии.

- Давайте честно, у вас в наблюдателях сидят учителя из вашей гимназии, - вступает в диалог Ирина. - Я же просила вас: покажите, есть ли у них подписи.

Некоторым наблюдателям удалось попасть на участки

Некоторым наблюдателям удалось попасть на участки

Фото: Павел МАРТИНЧИК

«Я 24-я в списке, но моя очередь не дойдет никогда»

Еще одна Ирина наблюдает на Одинцова. Наблюдает, как и многие, с улицы.

- Я задала вопрос председателю комиссии, когда же подойдет моя очередь находиться внутри. Председатель комиссии рассмеялась, потом извинилась за свой смех, - рассказывает Ирина. - Я думала, что моя очередь дойдет, я 24-я в списке. Но моя очередь не подойдет никогда.

Ирину попросили освободить скамейку. Один стул ей принесли волонтеры, второй - вынесла директор школы

Ирину попросили освободить скамейку. Один стул ей принесли волонтеры, второй - вынесла директор школы

Фото: Павел МАРТИНЧИК

Ирина приходит к открытию, достает лист подсчета и отмечает тех, то входит и выходит.

- И даже учитывая тот факт, что я могу отметить тех людей, которые просто зашли в здание, а не голосовал, цифра в протоколе все равно больше. В первые два дня мне дали сфотографировать протокол, а в третий назвали цифру.

Ирина рассказывает, как проводит свой отпуск:

- Мы сидели с напарником на скамейке. Пришла директор и сказала, что скамейку надо освободить: а вдруг избирателям захочется присесть. Половины скамейки было недостаточно. И как раз в это время приехали волонтеры, привезли воду и еду. А потом приехала девушка и оставила мне стул.