Общество

В Хакасии 16-летняя девочка написала в прокуратуру заявление, чтобы ее родителей лишили родительских прав

"Заберите меня у мамы с папой!"
Заявление 16-летней Инны. Н* ввергло в шок всех сотрудников прокуратуры одного из районов Хакасии

Заявление 16-летней Инны. Н* ввергло в шок всех сотрудников прокуратуры одного из районов Хакасии

Фото: Марина АЛЕХИНА

Заявление 16-летней Инны. Н* ввергло в шок всех сотрудников прокуратуры одного из районов Хакасии. Такой документ они видели впервые. Девочка написала буквально следующее: «Прошу лишить моих маму и папу родительских прав».

МАМА и мать

Инна, несмотря на свой юный возраст, девочка хозяйственная. В ее комнате в студенческом общежитии идеальная чистота, уютненько, все на своих местах. А еще она очень любит готовить.

Инна хотела стать учительницей начальных классов. Но вот баллов не хватило. Поступила в политехнический колледж. Первый курс окончила с одними пятерками, сейчас - второкурсница. Мечтает стать независимой и самостоятельной.

А вот, что девочка хочет вычеркнуть из своей жизни, так, чтобы никогда не вспоминать, как кошмарный сон, это свое детство…. Для нее это голод, пьянство родителей, которые о детях вспоминали редко, побои, издевательства, унижения.

По очереди отец, затем мать сели в тюрьму. Девочку и ее братишку приютила сестра отца. А в 2010 году, за несколько месяцев до освобождения матери, тетя отказалась от опекунства. Но дети на улице не осталась.

- В школе узнали, что мы можем отправиться в детский дом, - говорит Инна. – В этой же школы учились дети Надежды Григорьевны. Вот она и решила забрать нас к себе.

- Она меня сразу мамой стала звать, - говорит Надежда Пахомова. – Родители – не дай Бог никому, а девушка – открытая, старательная, душевная. И братишка ее хороший.

У Надежды Григорьевны кроме своих двоих детей еще девять приемных. И для всех она – мама. Нет, написать надо вот так: МАМА.

Казалось, у Инны все наладилось. Но отбыв срок, вернулась женщина, которая ее родила. О том, что у нее есть дети, вспомнила месяца через четыре. Когда пришла за Инной и братом, девочка прижалась к Надежде Григорьевне и, обняв ее, заплакала:

- Вот моя мама, и другой у меня нет! Не забирайте меня!

Но детей забрали. И увезли в другую деревню, туда, где обустроились родители.

В опеке не поняли

Со своей приемной матерью Инна связь не теряла, звонила ей постоянно. Не прошло и месяца, как Надежда Григорьевна услышала в трубке заплаканный голос девочки.

- Мама, мы с Женей (младший брат, тогда он учился в первом классе – прим. редприм. ред.) несколько дней одни – мать уехала, и ее до сих пор нет. У нас собака уже с голоду сдохла…

Надежда Григорьевна тут же подняла всех на уши: позвонила дежурному прокурору республики, в органы опеки. И часа не прошло, как детей забрали и определили в реабилитационный центр. Но потом… опять отдали родителям. И все повторилось вновь….

В 2013-м Инна поступила в колледж, ей дали общежитие. К тому времени родители переехали в другой район Хакасии, где купили дом на материнский капитал. В феврале этого года она приехала к ним на каникулы, очень уж скучала по братишке. Пьяный отец сначала избил мать, а потом выгнал девочку на улицу, на мороз. Ее приютили соседи. И тогда Инна уже сама написала заявление с просьбой о помощи, а также о лишении родительских прав отца и матери в органы опеки и попечительства опеки в администрацию этого района. Но в службе, которая обязана тут же реагировать, к проблемам подростка отнеслись равнодушно и формально. Словно и не было здесь девушки с ее трагической судьбой. И той пришлось с заявлением обратиться уже в прокуратуру.

- Родители нигде не работали, пили, отец на глазах детей бил мать, - рассказывает о результатах проверки прокурор района Ольга Благова. - Родители судьбой дочери не интересовались.

«Пусть идет на все четыре стороны, она нам не нужна!»

27 августа по иску прокурора района о лишении родительских прав, состоялось заседание районного суда.

Когда судья спросила у матери, а затем у отца:

- Согласны с иском?

Те ответили: «Согласны. Пусть ее Пахомова забирает, она нам не нужна».

- И это при Инночке! - возмущается Надежда Григорьевна. – При встрече мать родная не подошла к ребенку, не приобняла, не поцеловала, не поинтересовалась, как у дочери идут дела!

Решение вынесли быстро - родители несовершеннолетней лишены родительских прав. С них взысканы алименты на содержание дочери.

Кроме того, по ходатайству прокуратуры руководителю Управления образования районной администрации судом вынесено частное определение в связи с невыполнением должностными лицами отдела опеки и попечительства своих обязанностей.

Кстати, это уже второе частное определение в адрес этой организации, которая до сих пор не определила Инну под опеку.

- А девушка – чудесная, - признала прокурор района Ольга Благова. – Всякое в своей работе видели и знаем, какие дети вырастают в таких семьях. А она – светлая.

Работники прокуратуры собрали Инне внушительную сумку с необходимыми девушке вещами: кто-то что-то купил из одежды, кто-то что-то от своих уже выросших дочек отдал.

«Хочу все забыть!»

В этот раз на учебу Инну собирала мама - Надежда Григорьевна. И продукты, и деньги на проживание дала. В городе, где учится Инна, живет старшая дочь Надежды Пахомовой, и девочке велено заходить к ней, как к сестре.

- Ничего не хочу больше рассказывать, - говорит Инна. – Хочу все плохое забыть.

Вот если взять ее жизнь и вычеркнуть вот это плохое, то, сколько же у нее наберется хороших дней? Год? Полтора?

Верится, что у Инны началась новая жизнь. С мамой Надеждой Григорьевной и заботами большой ее семьи, в которой младшему из детей всего три года. И поддержкой хороших людей – тем же коллективом районной прокуроры. Светлых дней, однозначно, должно быть больше! Только вот одно беспокоит девочку: с ее биологическими родителями остался братик Женя. Инна хочет, чтобы его тоже забрали из этой семьи. И с такой поддержкой девочки в лице прокурорских работников, это, по всей видимости, лишь вопрос времени.

*Имена детей изменены.