История современности

Историк - о пассажирах "философских пароходов": "Не расстреляли бы. Но судьба сложилась бы тяжело"

95 лет назад, 31 августа 1922 года, в газете «Правда» было опубликовано сообщение о высылке ряда интеллектуалов за границу
Публицист, историк Павел Пряников в студии радио "Комсомольская правда"

Публицист, историк Павел Пряников в студии радио "Комсомольская правда"

Фото: Иван ВИСЛОВ

На самом деле "философских пароходов" было несколько. Из Петрограда в Германию отправились два парохода. На борту находились представители творческой интеллигенции, их считали инакомыслящими и неугодными в Советской России. Среди них наиболее известными были философы: Николай Бердяев, Сергей Булгаков, Михаил Осоргин, Питирим Сорокин, Сергей Трубецкой. Всего было выслано около 160 человек. Эту меру выбрали в качестве замены смертной казни, а само событие в истории получило собирательное название «Философский пароход». Историк Павел Пряников рассказал на радио «Комсомольская правда» о том, что были еще два парохода: один снялся с якоря в порту Одессы, другой отплыл из Батуми. Но их уже «философскими» не называли. Кроме того, еще часть интеллектуалов насильно выслали двумя поездами. Один доставил пассажиров из Москвы в Ригу, другой в Берлин.

"КП":

- До заметки в газете «Правда», вышло постановление. О чём в нём говорилось?

Пряников:

- Разработкой документа занимались Ленин и Дзержинский. В нём говорилось, что для тех, кто идёт против советской власти, не хочет с ней сотрудничать, власть делает широкий жест — позволяет покинуть Советскую Россию.

- Это было продуманное или спонтанное решение?

- Ленин впервые начинает об этом говорить и разрабатывать этот план в январе-феврале 1922 года. А причиной была мощная забастовка, которая произошла как раз в те месяцы. Участниками и организаторами были работники и студенты московских вузов. Бастовали Московский госуниверситет, Институт инженеров путей сообщения и еще несколько. Главным требованием профессоров было введение внутренней автономии и увеличение субсидий для высших учебных заведений.

- Ну и что в этом опасного для руководства страны?

- Лидеры государства Ленин, Дзержинский, Троцкий впервые увидели, что интеллигенция может представлять собой сплоченную группу и выступать единым фронтом против советской власти. Ведь до этого большие выступления могли организовать монархисты, эсеры, меньшевики, а интеллигенция как-то по-одиночке, что называлось, действовала. Был составлен список примерно из 220 человек. Но не всех выслали за границу, часть «простили», отправили на север Европейской России, в основном в Архангельскую область и Коми.

- Есть разногласия относительно даты первой высылки, говорят, что всё началось гораздо раньше.

- Разговоры ходили давно. Есть свидетельства, что первую партию «недовольных» отправили не 29 сентября, а в июне 22-го. Тогда выслали Прокоповича и Кускову – двух активных деятелей из "Помгола" (помощь голодающим). Прокопович был экономистом, а Кускова — лидером женского масонского движения.

- А если бы люди наотрез отказались уезжать, их расстреляли бы?

- Не факт. Но судьба была бы тяжелая. Контрреволюционная деятельность, конечно, каралась либо расстрелом, либо помещением в лагерь или какую-то внутреннюю тюрьму. 1922 год – начало НЭПа, и у Советской России было огромное желание установить дипломатические отношения со многими странами мира. Ленин работал над смягчением внутренней политики, чтобы создать Советской России имидж передового государства.

- Их действительно выслали без средств к существованию?

- Говорят, что каждому разрешили взять по одному летнему и зимнему пальто, один костюм, шляпу, два комплекта белья, две рубашки, две пары кальсон, чулок и обуви. Однако Германское консульство активно участвовало в судьбе наших соотечественников, им помогали продать какие-то активы, перевести рубли в валюту. Есть воспоминания, что, когда вышли в нейтральные воды, к пассажирам выносили чемоданы, которые были переданы дипломатической почтой. В них были ценности, каждый смог получить своё. Лосский вспоминал, что примерно две тысячи английский фунтов у него было, когда он сошел на берег в Германии, огромная сумма.

- Кто-нибудь вернулся из эмиграции?

- Было два случая. В 1927 году вернулся экономист Долмат Лутохин. Не подвергся репрессиям. Работал старшим экономистом в НИИ бумажной промышленности. Печатался в экономических журналах. Умер в 1942 году в Ленинграде во время блокады. И в том же 27-м вернулся еще один экономист Алексей Пешехонов. Его назначили главным представителем по экономическому сотрудничеству со странами Прибалтики. И он в течение шести лет работал полпредом по экономическим вопросам. Умер своей смертью в 1933 году. Оба не пострадали от карательных органов. Другое дело, что у большинства из тех, кто уехал на «философском пароходе», в экономическом и творческом планах судьба сложилась не лучшим образом. Пожалуй, только Питирим Сорокин стал всемирно известным социологом, раскрыл свой талант в США. Большинство не сказать, что прозябали, но и не сделали себе имя в эмиграции.