2017-11-12T01:55:57+03:00

Сериал «Троцкий»: Кожа, в которой я живу

В эфир выходит масштабное исследование чертогов разума «демона революции»
Поделиться:
Комментарии: comments5
Самый табуированный персонаж революции — Лев ТроцкийСамый табуированный персонаж революции — Лев Троцкий
Изменить размер текста:

Что может быть проще, чем празднование 100-летия Октябрьской революции?

Сценариев немного: снять фильм про белых (девиз — «Какую страну мы потеряли»), снять фильм про красных (девиз — «Какую страну мы приобрели, а потом потеряли»), снять фильм про народ, который выкосило революцией (девиз — «Как нас всех облапошили, доколе это повторяться будет?!»). То есть сделать то же, что и на 99-летие революции, 98-летие и так далее.

Первый канал не стал идти проторенными дорожками.

И отстранился, выведя на авансцену самого табуированного персонажа революции — Льва Троцкого. Сериал «Троцкий» станет одним из первых исследований на тему именно его вклада в жаровню Великого Октября и расплаты, от которой не удалось уйти даже затаившись в Мексике.

Триединство красного вождя

В лабиринте эха предков сложно расслышать «правду» — у каждого она была и осталась суверенной. Правда Троцкого заключалась в эффективности. Он был первым, кого можно было назвать профессиональным революционером. Идейным фанатиком. Побочной реакцией на стремление к цели которого и стали «гримасы революции», воспетые Блоком.

Парадокс: Троцкий был дотошным теоретиком, увлеченным психоанализом Фрейда и учением Павлова, но при этом детали и нюансы (то есть живых людей) на практике почти всегда отметал, если это мешало маховику революции. Из трясущегося, но окрыленного идеей идеалиста Лейбы Бронштейна он буквально за десятилетие вырос и превратился в демиурга революции — хладнокровного, циничного и бесстрашного Льва Троцкого. Не просто пламенного оратора или карателя, но компаса революции.

Троцкий был первым, кого можно было назвать профессиональным революционером

Троцкий был первым, кого можно было назвать профессиональным революционером

В сериале «Троцкий» за диалектику отвечает Константин Хабенский.

Актера утвердили на главную роль без кастинга, как объяснил продюсер проекта и гендир Первого канала Константин Эрнст. Видимо, потому что сейчас мало кто может добиться такого внешнего и психологического сходства с героем. Да и Троцкого Хабенский уже примерял на себя — в сериале «Есенин» это было коротко и схематично. «Мы с ним говорили об этом, — вспоминает Константин Эрнст. — Там он сыграл не так. В нашем сериале это совсем другой герой».

Герой другой, да Хабенский тот же: он мастеровито меняет маски и в первой серии являет сразу три агрегатных состояния Троцкого.

Дерганый и жалкий Бронштейн в иркутской ссылке (как Костя Лукашин из продолжения «Иронии судьбы...».

Сериал нарезан сверхдинамично, ярко и порой избыточно — в импрессионистских красках, скрипе черной кожи, которой опломбирован Троцкий

Сериал нарезан сверхдинамично, ярко и порой избыточно — в импрессионистских красках, скрипе черной кожи, которой опломбирован Троцкий

Злой и бескомпромиссный Троцкий — в кожаном реглане, перчатках и очках летчика (как коллектор Артур или сыщик Меглин).

И умиротворенный, но самовлюбленный Лев Давидович в Мексике (как адмирал Колчак или Антон Городецкий в поисках крови — сцена карнавала на городской площади из «Троцкого» сильно напоминает «контуженное» состояние вампира из «Ночного дозора», когда мир плывет вокруг — и неслучайно, ведь проекты снимал один и тот же оператор, Сергей Трофимов).

Революция как особое проявление любви

Сериал нарезан сверхдинамично, ярко и порой избыточно — в импрессионистских красках, скрипе черной кожи, которой опломбирован Троцкий, грохоте разрезающего зиму паровоза Реввоенсовета, афористичных диалогах и выпуклых героях видится гиперреализм и чрезвычайность. Краски сгущены не ради красного юбилея — такое было время, чрезвычайное.

История пружинилась и каждый день был по-своему судьбоносным для Советской России.

Троцкий толкает популистский монолог под лиричную музыку Фото: кадр из фильма

Троцкий толкает популистский монолог под лиричную музыкуФото: кадр из фильма

Сначала телеграмма, потом — бах! — сцена в поезде. Как если бы Никита Михалков хотел сделать «Своего среди чужих» не вестерном, а триллером. Остановка — и звучит надрывный голос Хабенского, почти как Сергей Шакуров выступал в «Своем среди чужих» перед бойцами, сидя на коне.

Троцкий толкает популистский монолог под лиричную музыку.

- Между мной и им нет никакой разницы, - дарит часы солдату.

- Все добро будет общим, но для нашей победы необходимо, чтоб враги нас боялись! - пытается выбить панику и страх из бойцов революции.

Казус стремительного расчеловечивания человека по ходу жизни — и есть сериал «Троцкий»

Казус стремительного расчеловечивания человека по ходу жизни — и есть сериал «Троцкий»

И тут же жестокий кнут после маленького пряника.

- Командиру и комиссару 2-го Петроградского полка приказываю вывести каждого десятого солдата из строя! - командует вождь, стоя на подножке «поезда смерти».

- Это рабочие, их набирали на Васильевском в типографии, - звучит оправдывающий голос из-за спины.

- А теперь сами встаньте в строй! - продолжает Троцкий.

- Многие современники не поймут, осудят и посчитают Иудой, но история оправдает тебя, - звучит в ушах «демона революции». - Децимация! (перенесенный из римской армии опыт казни каждого десятого в строю — Авт.)

- За постыдную измену Советской России трибунал приговаривает вас к высшей мере наказания — расстрелу.

Казнь. Гром. Затемнение. И следующий кадр — цветущая желто-красными оттенками Мексика.

- Сталин - выдающаяся посредственность, ничтожество! - вспыхивает поседевший Троцкий, прячась в эмиграции, в беседе с канадским журналистом Фрэнком Джексоном (Максим Матвеев). - Да, я обрек многих на смерть, но есть деталь, отличающая меня от Кобы — ему плевать на идею. Я добивался великого проявления любви! Был той силой, которая казнила и миловала. И должен был вытеснить Бога. Но ведь Бога никто не видел? А я был с людьми.

Каждый фильм и каждый спектакль, каждая картина и каждая книга, которая написана, издана, выпущена, если вы спросите автора о замысле, будет, конечно, о любви.

Только любовь здесь исследуется не совсем под обычным углом. Фото: кадр из фильма

Только любовь здесь исследуется не совсем под обычным углом.Фото: кадр из фильма

Так и «Троцкий».

Только любовь здесь исследуется не совсем под обычным углом.

Это любовь неистовая, маньячная, уничтожительная, выжигающая землю до состояния пустыни. Революционная любовь, поднимающая до солнца и после испепеляющая.

Никому еще не приходило в голову представить Троцкого сексуальным маньяком. В хорошем смысле слова. А ведь подоплека для этого есть. Увлечение трудами доктора Фрейда отличало мышление революционера от коллег по цеху, которые скептически смотрели на фрейдизм. Нет, «усыновлять» учение он не собирался.

Троцкому важно было, как чертоги разума и души можно было приоткрыть с помощью психоанализа: «и Павлов, и Фрейд считают, что «дном» души является ее физиология. Но Павлов, как водолаз, опускается на дно и кропотливо исследует колодезь снизу вверх. А Фрейд стоит над колодцем и проницательным взглядом старается сквозь толщу вечно колеблющейся, замутненной воды разглядеть или разгадать очертания дна».

Конечно, секс и в бытовом смысле не покидал вождя —например, с мексиканской художницей Фридой Кало (Виктория Полторак) Фото: кадр из фильма

Конечно, секс и в бытовом смысле не покидал вождя —например, с мексиканской художницей Фридой Кало (Виктория Полторак)Фото: кадр из фильма

Он не возводил психоанализ в культ, но как человек увлекающийся развивал и прорабатывал свои знания по этому вопросу. Даже помог пионеру русско-советского психоанализа, профессору Ивану Ермакову, открыть экспериментальную школу для формирования нового типа советского человека. Детский дом-лаборатория «Международная солидарность» проработал с 1921 по 1925 год, там даже сын Сталина Василий успел поучиться.

Конечно, секс и в бытовом смысле не покидал вождя — отношения с мексиканской художницей Фридой Кало (Виктория Полторак), двумя женами Александрой Соколовской (Александра Мареева) и Натальей Седовой (Ольга Сутулова), валькирией революции Ларисой Рейснер (Анастасия Меськова), полюбившей опыты с децимацией, и другими красавицами тоже отражены в «Троцком». Но первична все же мысль о харизме его личности. Секс как энергия был в его гипнотизирующих речах, умении убеждать, поступках, стильном и продуманном образе, взгляде.

Петр Столыпин (Виталий Коваленко) и Николай II (Михаил Елисеев) Фото: кадр из фильма

Петр Столыпин (Виталий Коваленко) и Николай II (Михаил Елисеев)Фото: кадр из фильма

Сложно поверить, но за всем этим стоял маленький и тщедушный еврейский мальчик с надломленной психикой. Бегущий по лезвию и скрывающийся от самого себя в самых жутких инкарнациях.

В одном из эпизодов Троцкий, увидев скорпиона, галлюциногенно запутывается в паутине под детские крики «Папа, не бросай меня!». Кудрявый мальчик вдруг приходит на смену гниющему в ссылочной камере революционеру.

- Лейба! - зовет мужской голос.

- Папа, это ты?

Казус стремительного и качественного преображения, то есть расчеловечивания, человека по ходу жизни — и есть сериал «Троцкий».

"Троцкий", Первый, понедельник - четверг, 21.20 и 21.30

 
Читайте также