Политика

Прифронтовая Старомихайловка - часть 1: Люди радуются крупе, как дети конфете

Волонтерская группа «Тепло сердец» с поддержкой полка специального назначения помогли жителям посёлка гуманитарной помощью
«Тепло сердец» с поддержкой полка специального назначения помогли бабушкам и многодетным семьям в Старомихайловке

«Тепло сердец» с поддержкой полка специального назначения помогли бабушкам и многодетным семьям в Старомихайловке

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Поехать в Старомихайловку для раздачи гуманитарной помощи нам предложили наши друзья из полка специального назначения Республики. Зная с какой жестокостью украинские военные обстреливали этот посёлок, без раздумий соглашаемся присоединиться к благотворительной миссии.

- Продуктами уже закупались. Едем с оптового рынка. Будем с минуты на минуту, - говорит нам в телефонном разговоре Виктория Павленко - офицер полка по связям с общественностью.

Помогали болельщики «Спартака»

Военные раскладывают адресную помощь по пакетам, и уже через полчаса выдвигаемся в путь двумя автомобилями. Дорога в Старомихайловку не долгая, но в машине успеваем обсудить маршрут поездки и познакомиться с Виктором Артамоновым. Он - предводитель группы волонтёров «Тепло сердец». На привычные благотворительные организации она не похожа.

У входа в 48-й детский сад «Пчелка»

У входа в 48-й детский сад «Пчелка»

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

- Сам я из Москвы. С самого начала войны на Донбассе пытаюсь чем-то помочь людям. Сначала делал это малыми шагами. Брал деньги из своего кармана, покупал продукты и хоть как-то помогал - кому могу. Потом рассказал об этом друзьям, и мы решили объединиться для доброго дела.

Мужчина рассказывает, что его инициативу поддержали товарищи и коллеги на работе. Немалый вклад внесли фанаты «Спартака».

- В прошлом году стали работать с полком специального назначения. Теперь вместе пытаемся выручать людей. Раз в полтора месяца выезжаем туда, где нас ждут нуждающиеся.

- Витя помогает тем, кто сам не может заработать себе на жизнь, - подхватывает Виктория. - Мы сотрудничаем с поселковыми администрациями, комендантами, выбираем самых обездоленных людей и опекаем их как можем. В таких местах, как Старомихайловка, люди радуются крупе и подсолнечному маслу так, как дети радуются конфете.

Директор садика не успела угостить нас выпечкой, а так хотела!

Директор садика не успела угостить нас выпечкой, а так хотела!

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

- На какой адрес сначала едем? - спрашивает водитель - тоже военный.

- Сначала заедем в садик, потом к семьям, - отвечает Виктор.

- Что за садик? - спрашиваем мужчину.

- Помогаем там с ремонтом. Туда во двор несколько раз прилетали снаряды...

«Пчёлку» посыпали минами

Останавливаемся у ворот 48-го детского сада «Пчелка». Сегодня здесь нет ни персонала, ни детишек - выходной день. Виктория звонит заведующей дошкольным учреждением, чтобы сообщить, что мы на месте.

- Бегу-бегу, пару минут - и я буду, - раздаётся на том конце провода.

Спустя несколько минут Елена Михайловна бежит к нам, перепрыгивая грязевые кучи по пути. Передвигаться по таким дорогам пешком в такую погоду действительно сложно.

- Думала вас пирожками угостить, но не успела - только-только замесила тесто, - говорит женщина и открывает входную дверь «Пчёлки».

С самого начала войны на территорию этого учреждения прилетали снаряды. К счастью в те страшные моменты, когда боеприпасы приземлялись во двор, внутри здания никого не было.

- В 2014 и 2015 годах у нас были повреждены кровля и остекление, - вспоминает Елена Демина. - Красный крест помог нам с окнами и крышей, а ребята из полка и «Тепло сердец» способствуют внутреннему ремонту.

Сейчас в садике учатся 40 детей. В довоенное время группы были переполнены - воспитывали около ста малышей. Очень много из посельчан поразбежались.

Мясорубка облегчит работу поворов

Мясорубка облегчит работу поворов

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

- Наши дети стали немного замкнутыми, потому что приходилось сидеть в подвалах, - говорит Елена Михайловна. - Но с ними работают наши психологи. Сейчас стало немного тише, и ребята начали отходить от пережитого ужаса.

Продолжат помогать с ремонтом садика

Заходим вовнутрь. Руководительнице садика вручают электрическую мясорубку, чтобы поварам было удобнее готовить для маленьких воспитанников.

- Для нас это как груз с плеч, - говорит радостным голосом вторая мама дошкольников.

В одной из комнат полным ходом идет ремонт. Стены и потолок подшпаклёваны. Осталось решить вопрос с напольным покрытием и дверьми.

- Мы заказали для вас линолеум и еще некоторые строительные материалы, в которых вы нуждаетесь, - говорит Виктор. - Все это привезут послезавтра. Заказ мы уже оплатили. Вам нужно что-то еще?

Вид из окна садика

Вид из окна садика

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

Заведующая достает из кармана листик, на котором расписано - какие материалы еще требуются и в каком количестве.

- Эту смету мне дали строители, которые здесь работают. Они оценили объём работы и посчитали предполагаемые расходы, - объясняет женщина.

Виктор берет бумажку и вместе с девушками-военными изучает то, что там написано.

- Мы вам поможем, но постепенно. Сейчас нужно еще нуждающимся помочь с продуктами. А на самое необходимое дадим деньги - вы сами уже будете расплачиваться, - отвечают благотворители и передают Елене Михайловне несколько тысяч рублей.

Видно высотки Красногоровки

Теперь предстоит развести людям продуктовые наборы. Первым делом едем в самое дальнее место поселка - на окраину.

- Там живет бабулька. Ее дом самый последний на улице, - говорит Виктория. - А где-то через километр - украинские позиции.

Прибыв на место в мыслях проскакивает: «неужели здесь кто-то живет». Ворот нет, штакетины на заборе отсутствуют с периодичностью одна на месте - десяти нет.

Красногоровку видно, как на ладони

Красногоровку видно, как на ладони

Фото: Никита МАКАРЕНКОВ, Павел ХАНАРИН

С трудом пробираемся во двор. Замечаем, что окна забиты фанерой, досками и клеенками. Вокруг полная разруха, как после какого-то апокалипсиса. У входной двери валяется хвостовик от мины. Такого «добра» здесь предостаточно.

- Двери заперты, - говорит кто-то из толпы. - Наверное, бабулька ушла куда-то.

Чтобы убедиться, что дома никого нет - упорно стучим. В ответ тишина. Пакет с продуктами было решено оставить в поселковой администрации.

Перед тем, как уехать, на несколько минут застываем около машин. Отсюда как на ладони можно рассмотреть Красногоровку. До нее рукой подать, а многоэтажки, в которых расположен наблюдательный пункт украинских военных видно без бинокля. Раньше жители Старомихайловки ходили туда в гости к родственникам: кто пешком, кто передвигался на велосипедах. Теперь, чтобы попасть туда, необходимо сделать несколькочасовой крюк, и еще неизвестное количество времени простоять в очереди на контрольно-пропускных пунктах.

Год сидели без электричества

Проезжая по этой улице сложно найти уцелевший дом. Большинство из них просто лишилось признаков жизни. Видимо, хозяева этих жилищ вернутся не скоро, а некоторые и вовсе никогда не приедут.

- Здесь жил парень. Пошел в ополчение. Погиб. А через два дня после его похорон украинский снаряд попал в его дом, - показывает Виктория на сложенное словно «карточный домик» строение.

Жителям Старомихайловки приходилось не сладко. Население этого поселка целый год просидело без электричества. Освещали жилища свечами, а еду готовили на кострах.

- Украинские вояки разбомбили подстанцию, это было сделано специально, - говорит офицер полка по связям с общественностью. - Поселковая администрация обращалась к ним, чтобы восстановить электроэнергию, вела переговоры. Те согласились. Наши выдвинулись в путь, но их обстреляли. Сидели без света, пока поселок не подвели к подстанции Кировского района Донецка.

Часть 2