2018-06-18T16:39:41+03:00

Испытатель Людмила Акимова: Приземление Терешковой я отрабатывала в скафандре Гагарина

16 июня - 55 лет первому полету женщины в космос. «Комсомолка» разыскала парашютистку, которая проверяла средства спасения перед полетом Чайки
Поделиться:
Комментарии: comments7
Людмила Акимова с репринтным номером «Комсомолки». К слову, первая заметка об Акимовой была опубликована тоже в «КП»: в 1957 году газета писала про достижения советских парашютисток.Людмила Акимова с репринтным номером «Комсомолки». К слову, первая заметка об Акимовой была опубликована тоже в «КП»: в 1957 году газета писала про достижения советских парашютисток.Фото: Алексей ФОКИН
Изменить размер текста:

- Не помогайте!

Людмила Федоровна Акимова в два движения надела холщовый рюкзак, в котором приносила в редакцию документы, фотографии и стопку бордовых удостоверений. В 82 года она бодра, активна, и мне легко представить, что у нее за спиной не рюкзак, а парашютная сумка.

До начала 90-х испытатели космической техники были засекречены. А когда гриф сняли, я встречался со многими из них - теми, кто месяцами просиживал в тесной каморке корабля «Восток», готовя полет Гагарина. Кто ломал позвоночник, отрабатывая катапульту, с помощью которой приземлялась первая шестерка космонавтов. Кто прыгал в ледяную воду, проверяя герметичность скафандров.

Лишь в конце последнего десятилетия ХХ века некоторым из них присвоили абсолютно заслуженные звания Герой России. Мне казалось, что я знал почти всех... И тут в Музее космонавтики ко мне подходит невысокая женщина со значком «Заслуженный испытатель космической техники» на красном кримпленовом пиджаке:

- Вы не хотите рассказать о людях, которые отрабатывали средства спасения перед полетом Терешковой? О Головине, о Никитине?

И про Головина, и про Никитина я, конечно же, знал - это легендарные парашютисты, тренировавшие космонавтов из первого отряда и готовившие для них технику. Оба погибли в 1963-м.

- А вы какое отношение к ним имеете?

- Я прыгала вместе с ними.

Прыгали с аэростата

В студии Радио «Комсомольская правда» (fm.kp.ru) я попросил Людмилу Федоровну рассказать свою историю. И чем дольше мы разговаривали, тем больше у меня было ощущение, что событий, о которых рассказывала Акимова, хватило бы не на одну насыщенную жизнь.

Девочка из приличной тульской семьи поступила в Институт нефти и газа имени Губкина. Решила стать инженером. Нормальное желание комсомолки 50-х годов, когда страна восстанавливалась после разрушительной войны. На столбе прочитала объявление о том, что в аэроклубы набирают парашютистов.

- Я подумала, что хочу прыгать! В мосгорсправке мне дали адреса четырех аэроклубов.

В один пигалицу приняли (у Акимовой рост 162 сантиметра). Бойкая, настырная. Судя по фотографиям, тогда она была похожа на Надежду Румянцеву времен фильма «Королева бензоколонки».

- Знаете, как тогда учили прыгать? Поднимали на аэростате - и вперед. Очень страшно! Когда из самолета прыгаешь - тебя подхватывает воздушный поток и относит в сторону от стабилизаторов. А на аэростате потока нет, зато стабилизатор рядом - были случаи, когда погибали, попадая на него. Поэтому нужно было прыгнуть в бездну, отсчитать несколько секунд и только потом раскрывать парашют. Представляете ощущения новичка?

Свой 1151-й прыжок Людмила Федоровна совершила в 2007 году. Фото: Личный архив

Свой 1151-й прыжок Людмила Федоровна совершила в 2007 году. Фото: Личный архив

Парашютистка моя, скалолазка моя

Потом неуемная Людочка заинтересовалась авиацией. Стала учиться на пилота. Но тут выяснилось, что в сборной парашютистов Москвы не хватает одной девушки...

- Ну что оставалось? Половину дня прыгала. А потом оставляла парашют укладчикам и бежала к самолету.

Чтобы стать летчиком-инструктором, нужно было авиационное образование. Закончив нефтяной институт Акимова поступила в авиационный. Но полеты пришлось прекратить. Успешную парашютистку зачислили в состав сборной Советского Союза.

- Я по несколько недель проводила на сборах. А потом в библиотеке МАИ нагоняла занятия – в институте мало кто знал, что я спортсменка и спуску не давали…

И увлекшись рассказывает:

- Самые мои любимые прыжки – комбинированные. Сначала 20 секунд в свободном падении, а потом раскрываешь парашют и нужно точно приземлиться в нужном месте…

- Подождите, Людмила Федоровна, а что это у вас за фотографии в горах?

- А-а-а. Это я еще альпинизмом увлекалась. Иду как-то по коридору. Слышу, в одной аудитории хорошие песни поют. Заглянула, а ребята говорят: «Заходи!» Альпинисты тогда красивые песни пели про горы, про дружбу...

В общем, Акимова ухитрилась вдобавок ко всему стать инструктором по альпинизму. Попадала под завалы, пряталась от шаровой молнии.

- Один раз у меня шпильку в парашюте загнули - кольцо не вырвать. Уж не знаю, случайно или специально - бывают у нас недоброжелатели, - призналась Акимова. - Я в полете перевернулась на спину. Зажала лямки между ног и двумя руками вырвала все-таки кольцо. В 200 метрах над землей.

Фото: Личный архив

Фото: Личный архив

Сбрасывали и в воду, и на сушу

К 1963 году Людмила Акимова работала инженером в Экспериментальном институте парашютно-десантного снаряжения, испытывала новые типы парашютов. Поставила несколько международных рекодов, заработала два «серебра» на первенстве мира.

- Мне позвонил главный - надо испытать средства спасения для женщины-космонавта. Я полетела в Евпаторию.

- Подождите, а как это вы сами не попали в женскую группу? Ведь для первого отряда набирали как раз девушек-парашютисток. Да и летный опыт пригодился. Рост опять же подходит…

- Я знаю, что мне по этому поводу звонили, но я была полтора месяца на сборах. Кстати, двух девушек, попавших в отряд космонавтов – Ирину Соловьеву и Жанну Еркину я знала по сборам парашютистов.

- А Терешкову?

- Ее – нет.

Первая шестерка советских космонавтов приземлялась не в корабле. На высоте 7000 метров отстреливалось катапультное кресло, к которому был ремнями пристегнут космонавт. Затем происходило разделение. Космонавт спускался на своем парашюте, катапульта - на своем.

Для полета первой женщины-космонавта нужно было выяснить, как усовершенствовать средства спасения. Одно дело - в скафандре мужчина. Другое - девушка.

- Женские скафандры тогда еще только шили для Терешковой и ее дублера Ирины Соловьевой. Для испытаний использовали скафандры Гагарина и Титова. Они были примерно моего роста.

- То есть вы прыгали в скафандре Гагарина?

- Да...

На Акимову надевали датчики, потом облачали в скафандр, крепили систему - основной и запасной парашюты, пристегивали чемодан с носимым аварийным запасом (НАЗ). Всего на девушку навешивали около 150 кило (40 кг НАЗ, 25 - скафандр, остальное - датчики и парашюты).

- Я и повернуться в таком обмундировании не могла.

Ил-14 поднимался на 2000 метров, и четверо военных через узкую дверь выталкивали испытателя из кабины.

- В жестком скафандре лететь - отдельное приключение! Телом управлять не можешь. Чтобы посмотреть, раскрылся ли парашют, голову не задрать. На рукаве скафандра есть маленькое зеркальце. Вот с его помощью и смотрела, что творится над головой.

Валентина Терешкова благополучно вернулась из космического полета благодаря в том числе и работе испытателя Акимовой. Фото: РИА Новости

Валентина Терешкова благополучно вернулась из космического полета благодаря в том числе и работе испытателя Акимовой. Фото: РИА Новости

Приземление на ящике

Летела Акимова в прямом смысле сидя на ящике НАЗа (носимый авиационный запас. - Ред.). Так приземлялись и первые космонавты. Никто не знал, в какую местность попадет человек, поэтому в ящике, как у опытного командированного, было все необходимое - от удочки до рации и запаса продовольствия. Плюс лодка и специальный баллон, который надувал ее за 4 секунды, если чемодан попадал в воду.

Акимова должна была проверить, насколько все системы спасения будут удобны женщине.

- Интереснее всего было прыгать в воду, - рассказывает Людмила Федоровна. - После приводнения нужно было подтянуть лодку и закинуть в нее ноги.

- Только ноги?

- Да, так полагалось. Скафандр же был с воздухом внутри, под шлемом надувался специальный поплавок. А лодка помогала дольше продержаться до прихода спасателей. Туго приходилось, когда на море была большая волна,- она могла залить клапан, через который поступал воздух.

После каждого прыжка Акимова докладывала госкомиссии о своих ощущениях и давала рекомендации, что надо доработать.

- Фал, за который нужно было дернуть, чтобы отстрелить НАЗ, был удобен для мужчин - у них руки сильные. Для женщины я порекомендовала его удлинить, чтобы схватиться было проще.

Испытания проходили под Судаком в марте - апреле. Море холодное. Акимова выполнила несколько прыжков на сушу и несколько - в воду .

После каждого прыжка скафандр мыли пресной водой, сушили. И снова начинались испытания.

По рекомендациям Акимовой женские скафандры доработали. А уже 16 июня 1963 года стартовал «Восток-6» с Чайкой (такой позывной был у первой в мире женщины-космонавта) на борту.

Приземление Валентины Терешковой произошло штатно.

Участвовала в создании «Лунохода»

Акимова еще несколько лет отработала в Институте парашютно-десантного снаряжения. Со сборной распрощалась: работа в секретном «почтовом ящике» не предполагала поездок за границу на международные соревнования. Да и отпрашиваться на сборы было трудно: дисциплина строжайшая, раз ты инженер - работай инженером.

А дальше судьба все-таки вырулила в космическую сторону. Людмила Федоровна перешла на работу в НПО им. Лавочкина, где разрабатывали технику для исследований Солнечной системы. Она участвовала в создании знаменитых «Луноходов», автоматических станций «Марс», «Венера», «Вега». Тридцать лет проработала на этом предприятии.

- Знаете, а наши аппараты были красивые, даже посмотреть на них было приятно, - говорит Людмила Федоровна, и я задумываюсь о женском взгляде на космическую технику.

Крайний раз она прыгала с парашютом в 2007 году. В тандеме. Ей было 72 года. Это был ее 1151-й прыжок.

СПРАВКА «КП»

Для полета Юрия Гагарина сшили четыре скафандра - два полетных (второй запасной на случай, если первый вдруг прохудится) и два для тренировок. В одном из таких скафандров и работала Акимова (на фото).

КСТАТИ

Будет ли встреча?

- А вы с Валентиной Владимировной Терешковой-то знакомы? - задаю я вопрос, на который, как мне казалось, предполагался утвердительный ответ.

- Нет, - неожиданно отвечает Акимова. - Не пересекались. Я прыгала в Крыму. Терешкова в это время готовилась к полету в Звездном.

Я передал материал про Акимову, ее документы дочери Валентины Владимировны Алене Терешковой. Понятно, что первая женщина-космонавт очень занята накануне празднования 55-летия ее полета. Но мы надеемся, что «Комсомолка» все-таки познакомит двух легендарных женщин спустя более полувека.

«Комсомолка» рекомендует

Истории жизни и открытий выдающихся ученых, повлиявших на развитие мировой космонавтики, - в коллекции «Великие умы России» на shop.kp.ru и в фирменных магазинах «КП».

Истории жизни и открытий выдающихся ученых, повлиявших на развитие мировой космонавтики, - в коллекции «Великие умы России» на shop.kp.ru и в фирменных магазинах «КП».

Истории жизни и открытий выдающихся ученых, повлиявших на развитие мировой космонавтики, - в коллекции «Великие умы России» на shop.kp.ru и в фирменных магазинах «КП».

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр МИЛКУС

 
Читайте также