2018-10-17T12:53:53+03:00

Дневник врача скорой помощи: пациенты натравливают на докторов собак, заставляют улыбаться и предлагают интим

Ростовский фельдшер раскрыла корреспонденту «КП» изнанку профессии
Поделиться:
Комментарии: comments29
Фельдшер раскрыл корреспонденту «КП» изнанку профессииФельдшер раскрыл корреспонденту «КП» изнанку профессииФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Меня зовут Елена, мне 30 лет. Есть ребенок-школьник. И я работаю фельдшером на скорой помощи в Ростове-на-Дону. Не буду рассказывать сказки о том, что всю жизнь мечтала стать врачом. Я хотела быть военным следователем. Сдала экзамены и в Рязани меня уже почти ждала форма. Но, благодаря медкомиссии, пролетела мимо. Плоскостопие и сколиоз поставили крест на моей офицерской карьере. Поэтому я подала документы в первый попавшийся колледж. Пока - не жалею. Зарплата только маленькая, а так - работу свою люблю. Теперь я в каком-то смысле слова патриот медицины.

В день у каждого по 15-17 вызовов. Фото: Александр ГЛУЗ

В день у каждого по 15-17 вызовов.Фото: Александр ГЛУЗ

«У МЕНЯ УХО СТРЕЛЯЕТ, СПАСИТЕ-ПОМОГИТЕ!»

Работа у врача скорой сутки-трое. Если за это время удается поспать два часа в день — это божественно! Обычно такое время с двух до шести утра. Это если чудиков нет. А так спим между вызовами или, если госпитализация ребенка с легким ОРВИ, пилить далеко, глаза закрываем и едем. На скорой есть и свои приметы. Одна из них - закон парных случаев. Если первый вызов был про сердце или ДТП, то третий - точно такой же. А еще нельзя желать врачам спокойной ночи. Так и хочется сказать: «Да, тьфу на вас! Сплюньте, постучите по дереву». Как только скажут «Спокойной ночи», то все - спать мы не будем вообще от количества вызовов.

Чтобы добраться на работу к семи утра, встаю в пять. Ехать минут сорок. Хорошо, если без приключений. А то по разному бывает. Раз в автобусе у пассажира приступ случился. Одним командую перевернуть мужика на бок, другой - в скорую звонить. Чемоданчика у меня с собой нет, а чудес я делать не умею.

Приезжать хорошо бы за полчаса до смены, иначе вызов может застать врасплох. На враче все - проверить машину, есть ли кислород, заряжен ли кардиограф.

На проблемы с сердцем или ДТП стараются врачей отправлять, ведь там могут быть осложнения. Фельдшеров, то есть обычные линейные бригады, - посылают на ерундовые вызовы: типа температуры, носа заложенного или «у меня ухо стреляет, спасите-помогите»! Когда у взрослого - это даже смешно. Если у ребенка, родители сразу пугаются. Звонят в поликлинику, а там запись к лору на неделю вперед: «Аминь!». А болит здесь и сейчас. И то, что в каждом городе круглосуточное лор-отделение есть, мало кто знает. Мы в итоге как такси - туда и везем.

У меня ухо стреляет, спасите-помогите. Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

У меня ухо стреляет, спасите-помогите.Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

«ДИСПЕТЧЕРЫ СЛЕДЯТ ЗА НАМИ»

Чтобы добраться до пациента, официально дается 20 минут - это максимум. Столько же - на оказание помощи и осмотр. Потом мы должны сами созваниваться - оставляем, госпитализируем, ожидаем эффекта от терапии. Заполнение документов не учитывается. С нас главное - паспортную часть переписать. Мобильники с камерой здорово время экономят. А на подстанции уже бумажки заполняешь. Все уже настолько на автоматизме, что вспоминаешь и больного, и что он говорил.

В день у каждого по 15-17 вызовов. Сейчас все машины оборудованы ГЛОНАСС, нас могут тормознуть и развернуть. Диспетчеры смотрят: экстренный вызов - человек умирает, задыхается или еще что-то. Также система используется для слежения за нами, чтобы мы никуда не свернули. Чуть что - звонок: «Ага, вы отъехали». А водитель, бывает, просто от подъезда протянул в конец дома, чтобы машину выпустить. Диспетчер не верит, мне перезванивает. Приходится отрываться от больного и отчитываться: «Да здесь мы, работаем!»

Особенно напряженная ситуация в сезон гриппа и ОРВИ. В день у меня было по 27 вызовов при обычных семнадцати! Тогда приходилось всех членов семьи в больницу увозить с пневмонией. Сейчас ее определять легче легкого. Скорая оснащена по-максимуму, у нас есть абсолютно все - пульсоксиметры, кардиографы и даже пикфлометры. Мы можем не услышать симптомы, но с прибором, который измеряет кислород в крови, поймем.

Чтобы добраться до пациента, официально дается 20 минут. Фото: Александр ГЛУЗ

Чтобы добраться до пациента, официально дается 20 минут.Фото: Александр ГЛУЗ

СПАЙС ВСЕ ЗАПОЛОНИЛ

Сейчас очень помолодели инфаркты. Молодому человеку всего-то 25 лет, а он уже жалуется на то, что сердце болит. И вот думаешь, что у него: межреберная невралгия, и так он боль переносит, или почки? Снимешь кардиограмму на всякий случай, а там ба — инфаркт. Есть и так называемое ...опное чувство. Вроде все у пациента хорошо, просто болит голова и слабость. Но каким-то чутьем или пятой точкой щелкает: что-то не то. На выходе у него инфаркт. Подождите, как? А так: есть такая безболевая форма.

А еще очень много спайса. Настоящий бум! За сутки минимум два наркомана с передозировкой. Прыгает голый у аптеки в центре города. И вот пока у него такой период возбуждения, мы к нему подойти не можем - опасно. Связать тоже - потому что не имеем права. Обычно ждем, когда через десять минут настанет следующая фаза «угнетения», и он просто ляжет спать. Но за эти несколько минут цирка чего только не натерпеться. Люди мобильники достают, снимают: «Вот, смотрите, скорая стоит. А вот - неадекватный наркоман выдергивает траву, нюхает цветочки и посылает воздушные поцелуи». Кстати, психа от наркомана отличить можно. Первые всегда идут на контакт, будут что-то рассказывать. А вот человек под наркотиками - он на своей волне.

На проблемы с сердцем или ДТП стараются врачей отправлять, ведь там могут быть осложнения. Фото: Алексей БУЛАТОВ

На проблемы с сердцем или ДТП стараются врачей отправлять, ведь там могут быть осложнения.Фото: Алексей БУЛАТОВ

ИНТИМ ПРЕДЛАГАТЬ

Хорошо, если вызов действительно важный. А то ведь и так бывает. Звонят: «Ребенок задыхается, лающий кашель, температура 39,5»» Приезжаем: по факту 37,2, при нас даже не кашлянул. Полчаса проходит, картина та же. Оказывается, мамочка вызвала скорую в два часа ночи, чтобы проконсультироваться. До нас были два врача. Минут двадцать объясняли ей, что от лечения, которое назначили врачи, уходить не надо. Запомните: скорая советовать не может. Наше дело оказать неотложную помощь, вколоть жаропонижающее (если температура от 39,2) и рекомендовать обратиться к участковому врачу. Если надо — госпитализировать. Все.

Отдельный номер ежедневной программы - спуск больного с этажа к машине. Если люди адекватные, просим обзвонить соседей и родственников, чтобы помогли. Но не все соглашаются: им, мол, за это не платят. А мне тоже. Да и при моих 50 кило, как я на себе взрослого мужика потащу?

Нашим девчонкам и интим, бывало, предлагали. Одному вызвали: с ангиной лежит, а рядом - друзья навеселе. Решили поддержать товарища. Для затравки - шлеп доктора по попе. Она, конечно, им пригрозила: «Сейчас развернусь и уйду». А внутри, думаю, трухануло ее конкретно. Ведь как действовать в таких случаях - спорный вопрос. Если мы начнем отвечать и хамить, то нам скажут «А-та-та! Вот такие вы плохие обижать бедного пациента, а он просто любви и ласки хотел».

Поэтому, считаю, на такие случаи должен перцовый баллончик быть. Он хотя бы от собак спасает. У нас так врач в частный дом к бабуле приехал, а ее сын псину выпустил со словами «Фас». Она со своим ящиком на стол забралась и сидела, пока бабулька животного не отвлекла: прошмыгнула, а хам вслед за ней и чемоданчик медицинский. Содержимое - вдребезги. Потом еще полдня объяснительную писала, за препараты отчитывалась. А вот был бы у нее баллончик, дело, может, и по другому бы повернулось.

Самыи любимые вызовы — которые по делу. Фото: Олег ЗОЛОТО

Самыи любимые вызовы — которые по делу.Фото: Олег ЗОЛОТО

О БАХИЛАХ, ДОМОФОНАХ И СТАРУШКАХ

Вся наша охрана - это водители. Если я по телефону диспетчеру не отвечу через 20 минут, тот ему звонит. И Семеныч уже ориентируется на месте: никого не впустит, никого не выпустит. Еще и полицию вызовет. Потому при виде неадеквата, стараемся бочком-бочком к двери. Это еще одна причина, почему врачи скорой не разуваются и бахилы не надевают, в них как минимум можно подскользнуться. Да и вообще абсурд: вы думаете, что у меня на ногах меньше микробов, чем на моей форме? Да, может, полчаса назад я наркомана-туберкулезника реанимировала или у больного гриппом была. Маски-то мы меняем, а одежду после каждого вызова — нет. А вы беспокоитесь за чистоту своих ковров! Мы потому и называемся экстренная помощь: когда нас вызывают, ну, грубо говоря, на жопу. Когда своим силами уже не справляются.

Про машины, которые скорые не пропускают и что возле подъезда не припарковаться - вообще молчу. А вот про домофоны - отдельная песня. Особенно в новостройках они еще есть не у всех. Неужели нельзя спуститься, предупредить консьержа или на крайний случай записку оставить: «Не закрывайте дверь, скорую ждем». Нет же! И мы начинаем будить жильцов , обзванивая соседние квартиры. Те сквозь сон отрываются: «Мы не вызывали. К соседям? Им и звоните!» А куда - на деревню дедушке?

Ну, и конечно, особая статья - это бабушки - любительницы скорой. У тех чуть что-то закололо, сразу - «03». Многие старики просто про свои таблетки свято забывают, чтобы почувствовать, что они нужны. Помню, одна в 4 утра вызвала давление померить. Дала таблетку, жду пока подействует. А она: «Вы что-то не улыбаетесь, милочка?». Я ей отвечаю: «Спать что-то хочется». А она говорит: «Вы на работу пришли работать, а не спать!». Я говорю: «Логично, поэтому я не сплю, а занимаюсь вашим здоровьем». Так она после этого еще и жалобу накатала: «Врач ей не улыбался и косо смотрел!».

Вся наша охрана - это водители. Фото: ГОПАЛО Ольга.

Вся наша охрана - это водители. Фото: ГОПАЛО Ольга.

О БЛАГОДАРНОСТИ

А сколько врачи травм получают? Меня, слава богу, проносило. А коллег и зашивали даже. Один раз приехали на «плохо с сердцем». И тут прямо перед нами из окна вылетает стул. Мы, понятно, поднапряглись. Из-за угла выходит женщина и говорит, что это у ее мужа сердечный приступ. Мол, вы пойдите, он когда врачей увидит, может и успокоится. Ага - щас! - сняли тапки и побежали. В итоге дождались полицию. Они впереди в бронежилетах, мы за ними. А там - буйный наркоман, только вышедший из тюрьмы. Как потом оказалось, они сняли квартиру посуточно и разгромили ее просто в хлам: все что можно было сломано. У него еще и кровотечение из ран. Мы, недолго думая, замотали его в ковер и обмотали шнуром. А он умудрился полицейского укусить. Самое страшное в том, что он оказался ВИЧ-инфицированным. А у того 11-месячная дочка дома. Представляю, что с ним творилось.

Многих интересует: ждут ли благодарности врачи? Если честно, конечно, ждут. Обычно в карман суют рублей 200-300, если одна приезжаю. Это радость: если с каждого вызова, а в день их семнадцать, то даже жить можно! Хотя, конечно, если что-то экстренное, то никто тогда вообще не думает о деньгах. «Спасибо» сказали и хорошо, живого довезли до больницы и уже радостные. Хотя, как правило, в таких случаях суют обязательно.

Состав у нас очень маленький: зарплаты такие, что мало, кто захочет вкалывать, тратя нервы за такие копейки. Моя сестра - бармен, у нее зарплата 45 тысяч рублей. Она по образованию никто. А у меня с моим средне-специальным и статусом спасать людей выходит 25 тысяч. И то, если премии. Они зависят от того, предъявит ли пациент полис ОМС. Не будет его - вызов не оплатят. А это от трех до восьми тысяч минусом. Иногда, конечно, было желание все бросить, уходила. Но потом чувствую — не то, нужен адреналин, хочу людей спасать.

Мои любимые вызовы - которые по делу. Например, когда приезжаю на ДТП, инфаркты и инсульты. Когда людям действительно нужна помощь. И после ты чувствуешь себя нужным человеком, что да, я выполнил свой долг. Вот ради этих вызовов мы и работаем.

То, что в каждом городе круглосуточное лор-отделение есть, мало кто знает. Мы в итоге как такси - туда и везем. Фото: Мария ЛЕНЦ

То, что в каждом городе круглосуточное лор-отделение есть, мало кто знает. Мы в итоге как такси - туда и везем.Фото: Мария ЛЕНЦ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Ростове-на-Дону водитель скорой спас от смерти малыша, которого сбила машина

Скорую помощь в наши дни принято скорее ругать, чем хвалить. Хотя и среди самих медиков не принято говорить о героизме. То, что для одних - поступок, в их понимании - просто работа. Работа, которую они делают каждый день. Наверное, так бы и об этом случае никто не узнал, если бы не благодарная пациентка. Именно она - пусть и спустя несколько месяцев, написала благодарственное письмо в горздрав Ростова-на-Дону. В нем женщина поблагодарила за человечность и профессионализм простого водителя скорой помощи, который спас ее сына. Мужчина сделал невозможное (подробности)

НУ И НУ!

В Ростове «скорую» вызывают как такси, для интима и чтобы не ездить в поликлинику

Как известно, дорога в час пик на работу и обратно занимает немало времени. Что уж говорить об экстренных службах, которые должны как можно скорее добраться к тем, кому так необходима их помощь. Взять хотя бы «скорую». Костерить неотложку на чем свет стоит у нас любят. Основная претензия - медленно едут. Но какая это адская работа, никто и не вспоминает. О том, каково работать на «скорой», корреспондент «КП» испытала на собственном опыте. (подробности)

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также