2019-08-27T02:12:09+03:00

Партийный активист Бунша и советский киберпанк в «Кин-дза-дза»: в американском списке величайших фантастических фильмов всех времен - 7 русских!

Интернет-журнал Slant опубликовал список из ста главных научно-фантастических картин в истории
Поделиться:
Комментарии: comments7
Стилистику фильма "Кин-дза-дза" американцы назвали "советским киберпанком".Стилистику фильма "Кин-дза-дза" американцы назвали "советским киберпанком".
Изменить размер текста:

Общепринятое мнение - что в Штатах наше кино не знают, не ценят и/или не понимают. Виноват якобы «железный занавес», десятилетиями скрывавший наши лучшие фильмы от них, а их фильмы - от нас. И, еще одна проблема - разница в менталитете: американцы просто не понимают, где смеяться на комедиях Гайдая.

На самом деле советское и российское кино мимо американского зрителя не проходило (вы в курсе, например, что «Баллада о солдате» Григория Чухрая номинировалась на «Оскара» за лучший сценарий, а «Частная жизнь» Юлия Райзмана, «Военно-полевой роман» Петра Тодоровского, «Братья Карамазовы» Ивана Пырьева и «А зори здесь тихие» Станислава Ростоцкого выдвигались в категории «Лучший фильм на иностранном языке»?) Да и сейчас советские картины ценят - по крайней мере, среди киноведов и киноманов. Нью-йоркский журнал Slant включил семь советских фильмов в список лучших научно-фантастических произведений в истории кино.

Фильм «Баллада о солдате» Григория Чухрая номинировался на «Оскара» за лучший сценарий.

Фильм «Баллада о солдате» Григория Чухрая номинировался на «Оскара» за лучший сценарий.

Причем они заняли вполне приличные места в рейтинге. Для сравнения: «Грань будущего» с Томом Крузом заняла 90-е место, «Парк Юрского периода» - 76-е, «Валли» - 74-е, «Матрица» - 68-е, «Назад в будущее» - 61-е, «Хищник» - 35-е, «Заводной апельсин» - 30-е, «Терминатор» - 22-е, «Безумный Макс: дорога ярости» - 17-е.

«ПОЛНАЯ, БЕЗОГОВОРОЧНАЯ БЕСПРОСВЕТНОСТЬ»

95 место в списке заняли «Дни затмения» Александра Сокурова (1988), которые к фантастическим фильмам отнести можно лишь условно. В основе картины - повесть братьев Стругацких «За миллиард лет до конца света» про астрофизика Малянова, чья работа не понравилась самому Мирозданию. Оно подстраивает Малянову козни, вокруг него происходит какая-то необъяснимая чертовщина: высшая сила хочет заставить его бросить научные изыскания, потому что когда-нибудь, пусть через миллиард лет, они, слившись с другими научными работами, могут привести к концу света. По крайней мере, каким мы этот свет знаем.

Трейлер к фильму А. Сокурова "Дни затмения".

От всего этого Сокуров и его сценарист Юрий Арабов оставили рожки да ножки.

Кадр из картины «Дни затмения» режиссера Александра Сокурова (1989 г.)

Кадр из картины «Дни затмения» режиссера Александра Сокурова (1989 г.)

«Дни затмения» открываются великолепным пролетом над опустошенным, пустынным пейзажем», - пишет критик Slant Дерек Смит. - «Камера ускоряется, спускается с небес и жестко врезается в землю где-то в нищем районе Туркмении. Этот кадр кажется метафорическим образом вторжения, и после монтажной склейки мы бросаем взгляд на результат этого вторжения: пейзаж местности, заброшенной настолько, что в ней все начало гнить, рассыпаться среди душного зноя и других необъяснимых природных явлений. (…) Сокуров показывает мультикультурное общество глазами Малянова, русского врача, посланного с расплывчатой миссией принести в деревню современную науку. Но Малянов остается странником в странной стране, неспособным общаться с местными, чьи травмы и отчаяние отчуждают их ото всех, пришедших извне. Подобно «Сталкеру» Андрея Тарковского и «Трудно быть богом» Алексея Германа, тоже основанным на произведениях Стругацких, «Дни затмения» превращают обычный пейзаж во что-то мистическое и потустороннее. И здесь еще это идеально воплощает разрыв связей между колонизатором и колонизируемым, разрыв, через который невозможно перекинуть мост».

На 83-м месте - еще один фильм из 80-х: «Письма мертвого человека» Константина Лопушанского. Кит Уотсон пишет о нем: «Даже в жанре постапокалиптического фильма, известном своей жесткостью и мрачностью, «Письма мертвого человека» выделяются полной, безоговорочной беспросветностью. Ядерная бомба превратила город в груду щебня и булыжников, на которой валяются трупы. Немногие выжившие нашли убежище в подземных бункерах. Один из них, профессор Ларсен (Ролан Быков), лауреат Нобелевской премии, в подвале музея пишет своему сыну письма, который тот почти наверняка не прочтет. Протеже Тарковского, Лопушанский любит долгие, задумчивые длинные кадры, которые позволяют нам почувствовать себя частью этой пугающей реальности. Все здесь залито зловещим желтым светом, постоянно напоминающим о той зараженной радиацией среде, где обитают персонажи, и служащим мощной метафорой уныния, нависшего над миром. (…) Как говорит один из героев, «Вся история человечества - история медленного самоубийства».

Ролан Быков в фильме "Письма мертвого человека".

Ролан Быков в фильме "Письма мертвого человека".

Письма мертвого человека .

К слову, соавтором сценария «Писем мертвого человека» тоже был Борис Стругацкий. Без него и без брата дела с мрачной кинофантастикой у нас обстояли бы куда хуже.

«ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ» ИСПОДТИШКА КРИТИКУЕТ КОММУНИСТОВ

А теперь - веселье: 75-е место в списке занял фильм «Иван Васильевич меняет профессию»США известный под названием «Иван Васильевич: назад в будущее»). Правда, критика, написавшего мини-рецензию на него в Slant, зовут Oleg Ivanov.

«Иван Васильевич меняет профессию».

«Фильм метит в стандартные мишени советской сатиры: монархию, аристократические нравы, некомпетентных бюрократов, социально-экономических паразитов, - пишет Oleg. - Но заодно украдкой, исподтишка он критикует коммунистические правительство и общество. Изобретатель Шурик (Александр Демьяненко) вынужден проводить свои революционные исследования на тему путешествий во времени в квартире, где ему бесконечно мешает приставучий Иван [Бунша], партийный активист. И когда машина времени ломается, Шурику приходится покупать запчасти на черном рынке, потому что государственные магазины либо закрыты, либо в них нет того, что требуется - это скрытая критика хронической нехватки товаров, которая отравляла жизнь в СССР. Коммунисту Бунше к тому же гораздо легче приспособиться к роли самодержца, чем царю к роли партийного активиста - намек на то, что вера в коммунизм в советском обществе чисто поверхностная. Неприятная мысль для общества, само существование которого было основано на политической идеологии, не допускавшей возражений».

В США культовая советская комедия именуется «Иван Васильевич: назад в будущее».

В США культовая советская комедия именуется «Иван Васильевич: назад в будущее».

На 49 месте еще одна комедия, уже не такая разухабистая - «Кин-дза-дза!» «Если бы Сэмюэл Беккет написал сценарий фантастического фильма и поставил его, он бы, наверное, выглядел примерно как «Кин-дза-дза!» Георгия Данелия, снятый в 1986 году фильм про двух советских граждан, случайно отправленных на пустынную планету Плюк в галактике Кин-дза-дза и встретивших там двух водевильных инопланетян бомжеватого вида с еле-еле функционирующим космическим кораблем; они будут то помогать нашим героям вернуться в СССР, то пытаться их облапошить. Этот фильм - советский киберпанк эры позднего коммунизма. Герои пытаются приспособиться к незнакомым обычаям, социальной иерархии и лингвистическим практикам странного нового мира, и их путешествие отражает параллельно происходящие в советском обществе тектонические сдвиги, связанные с горбачевской политикой перестройки и гласности. Люди, которые смотрели фильм в год его выхода, наверняка идентифицировали себя с героями, вынужденными адаптироваться к жизни, совсем не похожей на ту, которую они всегда вели». Так предполагает все тот же кинокритик Oleg Ivanov, которому (судя по его нику в твиттере oivanov85) в год выхода «Кин-дза-дза» исполнился всего годик.

Кин-дза-дза! .

«На первый взгляд жизнь на Плюке может показаться совершенно чуждой родине героев, где все построено на принципе равенства: общество там четко разделено на «чатлан», обладающих высоким статусом, и «пацаков», чей статус весьма низок, а в языке все слова, кроме 16, замещены термином «ку». Но ближе к финалу два этих мира уже не кажутся такими уж разными».

Кадр из картины «Кин-дза-дза!» режиссера Георгия Данелия.

Кадр из картины «Кин-дза-дза!» режиссера Георгия Данелия.

ТАРКОВСКИЙ КАК ВЕЛИЧАЙШИЙ ПОРТРЕТИСТ

«Трудно быть богом» Алексея Германа начинается с завязки, которая сразу кажется несуразной: действие научно-фантастического фильма разворачивается в темных закоулках средневекового кошмара, апокалиптическое видение будущего обращено не вперед, а назад. Эта концепция, которая сначала кажется противоречащей здравому смыслу, позволяет Герману (он умер, когда работа над фильмом, ставшим венцом его карьеры, близилась к концу) идеально выразить свою всегдашнюю завороженность точками соприкосновения цивилизации и хаоса. Надменный герой фильма - астронавт, посланный с необычной миссией на планету, где вот-вот наступит эпоха возрождения, он должен создать там более справедливый мир. Но, как недавно поняли многие мировые лидеры, бравшиеся за насильственную демократизацию неподготовленных обществ, идея о том, что развитое общество запросто может воспитать под своим руководством другое, полна гордыни и высокомерия и при ближайшем рассмотрении легко разваливается». Так пишет критик Джесси Катальдо о единственной вошедшей в список русской картине из снятых в XXI веке («Трудно быть богом» вышла в 2013 году).

Кадр из фильма «Трудно быть богом» - экранизации повести Аркадия и Бориса Стругацких.

Кадр из фильма «Трудно быть богом» - экранизации повести Аркадия и Бориса Стругацких.

Трудно быть богом - Русский трейлер.

Ну и, наконец, в топ-10 вошли два фильма Андрея Тарковского - одного из немногих отечественных авторов, которых на Западе обожали с самого начала и с годами любят только сильнее. Это «Солярис» (8 место) и «Сталкер» (2-е).

О «Солярисе» Ник Шэгер пишет: «Кажется, что расслабляющие ритмы этого фильма топят нас в нашем собственном подсознании, и картина превращается в тихую медитацию, или даже молитву, тема которой - тоска и желание… На Земле Кельвина преследуют одиночество и оцепенение, связанные с воспоминаниями о Хари, - и он не может относиться к феноменальному происшествию [на Солярисе] просто как к иллюзии. Тарковский наполняет «Солярис» невыносимой тяжестью прошедшего времени, гулкой болью одиночества и безграничным простором космоса, направленным вовнутрь».

Кадр из "Соляриса" Андрея Тарковского.

Кадр из "Соляриса" Андрея Тарковского.

Солярис .

А про «Сталкера» говорят: «Один из величайших портретистов в истории кинематографа создает галерею мастерских крупных планов» - и именно в этой галерее, по мнению критика Найлза Шварца, находится духовный центр «Сталкера». «Некоторые лица погружены в бронзовую сепию, другие вылеплены суровым светом пасмурного утра, некоторые выступают из сырых, темных теней. Непохожие друг на друга, поразительные по формальной композиции и выразительности портреты Тарковского - большие, полные грусти глаза Александра Кайдановского, полное боли выражение лица Анатолия Солоницына, душераздирающе прямая Алиса Фрейндлих - создают эмоциональный хребет этой очень метафорической истории. В совокупности разнообразные артефакты, предметы и события картины передают что-то похожее на сущность того, из чего сделан человек: крепко завязанный узел воспоминаний, страхов, фантазий, кошмаров, парадоксальных импульсов, и томления по чему-то, что одновременно недостижимо и присуще всем нам. Надежде? Вере? Или, как предполагается в блестящем кульминационном монологе жены Сталкера, просто преданности? Возможно, Тарковский сформулировал это лучше всего, когда писал о «Солярисе»: «В конце концов, все может быть сведено к одному простому элементу, на который человек в своем существовании только и может опереться: способность любить».

"СТАЛКЕР" 1979г..

ВПЕРЕДИ ВСЕ РАВНО КУБРИК

Ну и, наконец, десятка лучших фантастических фильмов вообще по версии Slant.

10 место: оригинальный японский «Годзилла» 1954 года выпуска.

9 место: «Нечто» Джона Карпентера

8 место: «Солярис»

7 место: «Чужой» Ридли Скотта

6 место: «Видеодром» Дэвида Кроненберга

5 место: «Бегущий по лезвию» Ридли Скотта

4 место: «Взлетная полоса» Криса Маркера (короткометражный французский фильм, состоящий из сменяющих друг друга фотографий; он вышел в 1962 году и впоследствии стал источником вдохновения для «12 обезьян» Терри Гиллиама)

3 место: «Метрополис» Фрица Ланга

2 место: «Сталкер»

1 место: «Космическая одиссея 2001 года» Стэнли Кубрика

Космическая одиссея 2001 года .

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также