2019-10-19T09:52:27+03:00

Главный криминалист СКР по Ленобласти: Мы можем найти преступника по запаху и восстановить жертве память

Накануне дня 65-летия службы криминалистов, который отмечают 19 октября, «Комсомолка» узнала, как квадрокоптер помогает раскрыть убийство и как поймать насильника прямо на месте преступления
Поделиться:
Комментарии: comments2
Роман Федоров возглавляет отдел криминалистов с 2012 годаРоман Федоров возглавляет отдел криминалистов с 2012 годаФото: Артем КИЛЬКИН
Изменить размер текста:

Найти преступника по запаху, оставленному на ручки двери, восстановить память жертве, чтобы та вспомнила даже мельчайшие детали или с помощью дрона найти улики и следы преступления. Казалось, что такие трюки могут провернуть только сыщики голливудских детективов. Но именно этим каждый день занимаются сотрудники отдела криминалистики СУ СКР по Ленинградской области.

Руководитель отдела криминалистики следственного управления СК России по Ленинградской области Роман Федоров прошел путь от стажировки в следствии до начальника. И с 2012 года он принимает участие в раскрытии всех самых резонансных преступлений в регионе. «КП» он рассказал о хитростях и сложностях своей профессии.

«РАСКРЫЛИ 102 УБИЙСТВА»

- Развивается техника, наука – развивается и криминалистика, - рассказывает Роман Федоров. - Из последней современной техники - источник криминалистического света. Этот прибор в различных спектрах и освещениях показывает следы, которые оставил преступник. Биологические, среди которых кровь и даже пото-жировые вещества. Также мы сейчас активно используем квадрокоптер. Например, при поиске пропавших людей, или чтобы осмотреться на месте происшествия сверху.

Такой свет помогает найти даже замытую кровь Фото: Артем КИЛЬКИН

Такой свет помогает найти даже замытую кровьФото: Артем КИЛЬКИН

- В каких случаях квадрокоптер помогает?

- В 2017 году мы работали по делу исчезновения семилетнего мальчика в Коммунаре. Тогда мы первый раз использовали квадрокоптер, и это дало положительные результаты. Мы отрабатывали все версии. В итоге, когда обследовали реку, на съемке с дрона заметили пятно на озере. Туда выехала группа с водолазами. И на этом месте нашли тело ребенка. Затем, в 2018 году, с помощью дрона мы осматривали место взрыва на заводе «Авангард» в Гатчине. Там была большая территория, и без современной техники было не обойтись.

- Кто работает в вашем отделе?

- В отделе работают эксперт-полиграфолог. Помогает нам определить лжет человек или нет. Эксперт-экономист проводит сложные бухгалтерские и экономические экспертизы. Судмедэксперт помогает нам в преступлениях, связанных с врачебными ошибками. В этом году у нас было более 750 выездов. Мы выезжаем на каждое нераскрытое тяжкое и особо тяжкое преступление. Повышенное внимание уделяем исчезновению детей.

- Сколько убийств удается раскрывать?

- За 9 месяцев на территории области было 105 убийств. И всего три остались нераскрыты. Работа по ним продолжается. Раньше каждое пятое убийство было нераскрытым, мы и сейчас работаем с этими делами. Если человек оставил свои следы на месте происшествия много лет назад, а техники в тот момент не было для анализа, мы возвращаемся, извлекаем ДНК и загоняем его в базу, получаем результат. Или смотрим, что еще можно сделать по уголовному делу. С 2009 года раскрыто более 700 преступлений, которые были совершены ранее.

Преступников можно вычислить и по запаху Фото: Артем КИЛЬКИН

Преступников можно вычислить и по запахуФото: Артем КИЛЬКИН

- Можете привести пример таких дел?

- Был маньяк - педофил, который с 2001 по 2005 год насиловал шестилетних девочек. Его раньше не могли поймать. Мы вернулись к работе, установили его ДНК и поймали преступника. Отрабатывался для этого жилищный массив, по приметам вышли на преступника. Он даже не пытался скрыться после преступлений. Думал, что его не найдут. Но у всех индивидуальные ДНК: ушные раковины, отпечатки пальцев.

- На какие резонансные преступления за последнее время вы выезжали?

- Мы помогали в работе по падению самолета в Египте (теракт в 2015 году, - прим. ред). Привлекались к работе с потерпевшими, по опознанию тел погибших, опознанию предметов, которые были на борту. Привлекались к работе по теракту в метро в Петербурге. На начальном этапе проводили осмотр в туннеле, фиксировали последствия взрыва.

«ПРИХОДИТСЯ ПОДКЛЮЧАТЬ НОВЫЕ МЕТОДЫ»

- Вы, как в фильмах, используете карты, отмечая места преступлений маньяков для поимки?

- Да. У преступника часто есть привязка к местности. Например, в прошлом году был ряд нападений на женщин в Кировском районе. Работая с потерпевшими, мы поняли, что это делает один и тот же человек. Выехали с одной из жертв к месту происшествия. Там получилась настоящая детективная история с погоней. Прочесывали местность и видели мужчину, который был похож на преступника. Тот заметил полицейских и пустился бежать. Но сотрудники его догнали и задержали. Не исключено, что он приехал для нового нападения. Потому что преступления были в одном «кусте».

Силовики на учениях сами расстреливают пустые машины, чтобы все детально изучить Фото: Артем КИЛЬКИН

Силовики на учениях сами расстреливают пустые машины, чтобы все детально изучитьФото: Артем КИЛЬКИН

- Какие новые экспертизы появились в последнее время?

- Одорологическая - запаховая экспертиза. Преступник оставляет на месте происшествия свой запах, есть предметы, которых он касается. Проводится исследование и при совпадении это становится доказательством в суде. В 99 процентах эта экспертиза дает положительный результат. Например, ручку двери преступник затронул. При определении генетики там может быть смешанный генотип. А запах индивидуален – это более точная экспертиза. Хотя в науке мнения разделяются на этот счет. Но есть методика и положительные примеры. Запах сохраняется в течение долгого времени. Проводили эксперименты даже. Бросали одежду в дождь, в грязь, держали на ветру. И образец запаха все равно можно было выделить.

- Сейчас становится сложнее ловить преступников?

- Преступники готовятся к совершению преступления. И в большинстве случаев они пытаются уничтожить свои следы и следы преступления. Сейчас много фильмов и сериалов, где показывают, как работают правоохранительные органы. Поэтому раскрывать преступления становится все сложнее. Нам приходится подключать новые методы. Вот, например, под Гатчиной застрелили ресторатора-архитектора. На месте преступления мы нашли массу брызг крови, среди них были и следы преступника. Это помогло раскрыть дело.

С таким чемоданчиком можно найти даже следы прикосновения преступника к жертве Фото: Артем КИЛЬКИН

С таким чемоданчиком можно найти даже следы прикосновения преступника к жертвеФото: Артем КИЛЬКИН

ВОССТАНОВИТЬ СОБЫТИЯ ДО ДЕТАЛЕЙ

- Что еще удивительного появилось в вашей работе?

- Есть специалисты, которые восстанавливают память свидетелям и потерпевшим. Человек запоминает практически все. И специалисты, которых мы приглашаем из Москвы, помогают нам. Например, потерпевший видел машину, но не запомнил номер. Это можно восстановить. Задача этих специалистов составить портрет преступника: какие были глаза, уши, нос, брови.

- И это работает?

- Да. У многих хорошая зрительная и слуховая память. Специалисты понимают, на чем сделать акцент. Вплоть до запаха. Что было рядом, какая машина, какой человек. Это психологи. Человек фиксирует что-то, не осознавая этого. И спустя долгое время эти воспоминания можно восстановить. Сходство портретов 85-90 процентов.

Криминалисты выезжают на все тяжкие преступления Фото: Артем КИЛЬКИН

Криминалисты выезжают на все тяжкие преступленияФото: Артем КИЛЬКИН

- Увидев место происшествия, вы можете воспроизвести, как произошло убийство?

- Есть метод моделирования. Мы приезжаем на место, оцениваем следы и обстановку и воспроизводим то, что произошло. Отсюда выстраивается круг лиц, которых отрабатываем на причастность к преступлению. Анализируется личность потерпевшего. Так, например, мы делали на месте убийства жены экс-вратаря СКА Максима Соколова. Там достаточно непростой случай. Крови было много. Также мы можем отличить убийство от случайного падения на нож, который держит другой человек. Такое тоже бывает. Например, был случай: дедушка вышел к дебоширам с ружьем для защиты. Дуло наставил на землю. Один из них бросился к нему в ноги. Дедушка выстрелил. Мы восстановили картину, и дедушку осудили не за убийство, а превышение пределов допустимой обороны. Это далеко разные вещи.

КСТАТИ

«Нужно болеть работой»

- Посоветуйте молодому поколению, как раскрыть даже самое тяжелое преступление.

- Нужно болеть работой. Как говорит один наш ветеран, следствие – это не образ жизни, не состояние души, это диагноз. Вот был у нас следователь. В течение трех лет методично раскрывал одно преступление. Ничего не имея, потихоньку разматывали клубок. Преступники готовились и практически не оставили следов. Но через три года была задержана целая группа людей: исполнители и организаторы. Это были мошенники, которые убили бизнесмена. Сейчас следователь пошел на повышение, работает в центральном аппарате СКР.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также