спорт

Министр спорта Павел Колобков: Почему сворованную базу данных Родченкова ВАДА считает аутентичной?

Министр спорта Павел Колобков дал пресс-конференцию, на которой прокомментировал решение ВАДА об отстранении России на четыре года от Олимпиад и вообще большого спорта. И дал понять, что считает шансы на успешное разбирательство в суд высокими
Павел Колобков

Павел Колобков

Фото: Вартан ХАЧАТУРЯН

- Есть ли возможность у России снять санкции раньше, чем через четыре года? Что вы будете предпринимать по этому поводу?

- У нас есть 21 день, чтобы дать ответ - согласны мы с решением ВАДА или нет.

У РАСАДА есть возможность оспаривания всего решения. Соберется Наблюдательный совет РУСАДА, он примет решение подавать ли апелляцию. Если да, то Спортивный арбитражный суд (CAS) будет с нуля разбираться в этом деле, будут опрошены все свидетели, эксперты… По мнению ряда юристов, решение ВАДА противоречат Олимпийской хартии.

- Это политическое решение или в нашем спорте есть проблемы?

- Я не люблю таких слов про политическое решение. Мы много раз говорили, что эти проблемы были, в том числе и в легкой атлетике. Поэтому и было заменено все руководство. Мы реформировали всю систему несколько лет назад. И сейчас вопросов к нашей антидопинговой работе нет. Ежегодно берется около 9000 проб, никаких вопросов у ВАДА к нашей работе со спортсменами не возникает. Возможно, будут дополнительные тестирования. Все тестируются, и будущие участники не меньше, а даже больше, количество положительных проб соответствует другим странам. Мы обеспечили ситуацию с финансированием, РУСАДА теперь напрямую финансируется из бюджета министерством финансов РФ. Лаборатория не является подведомственной Минспорту организацией. Мы можем быть эталоном для многих стран.

- Как ответите гендиректору РУСАДА Юрию Ганусу, который призвал сместить руководство российского спорта.

- Я не хочу ему отвечать. У него есть свой набор полномочий и свой объем работы.

- Если дело дойдет до суда, какие аргументы есть у России?

- Тема затянулась, уже прошло пять лет, сменились поколения спортсменов. Аргументация достаточна. Не буду раскрывать подробности. Но есть технические аргументы, есть процессуальные. Перспективы, считаю, хорошие. И я думаю что правильно рассматривать это дело в арбитражном суде, где есть независимые судьи и решения принимаются не на основе выводов некого комитета.

- Известно ли вам кто внес изменение базу данных?

- Все выводы делаются из сравнения базы данных Московской лаборатории базы данных Родченкова. Московская лаборатория не была опечатана следственным комитетом. Лаборатория работала, база данных обновлялась, корректировалась, потому что была сделана «на коленке» прежними руководителями лаборатории. Но как это можно было сравнивать с базой данной Родченкова? Откуда она взята? Как была сворована? Почему она берется за основу? Наши следователи спрашивали, почему вы считаете именно базу Родченкова аутентичной? Так и не дали ответа им. Мы же передали не только базу. Мы передали и пробирки, 4 тысячи баночек, которые можно проверять. Пока не было информации по этой работе.