Происшествия

Неоконченная история со стрельбой и заметанием следов

От залитой кровью поляны, где пули настигли стайку косулей, алые струйки пятнали дорогу до самой дачной усадьбы
Фото автора

Фото автора

Несколько добротных домов, обнесенных забором и камерами слежения, напоминали приготовившуюся к обороне крепость.

Место расстрела косулей. Фото: Юрий Макеев

Место расстрела косулей. Фото: Юрий Макеев

Беспристрастно камеры зафиксировали 24 февраля прибывшую оперативно-следственную группу УМВД Бессоновского района. И то, как хозяин укрепрайона не торопился впускать гостей к себе во двор. И даже нагловато повторял:

- Нет тела - нет и дела.

Спустя время, все же пришлось открыть двери. Полицейские зашли и предъявили постановление на проведение обыска. Оно было выдано в рамках возбужденного ранее уголовного дела по факту браконьерской охоты на лося в запрещенный период - в начале февраля.

След от протектора джипа на месте стрельбы. Фото: Юрий Макеев

След от протектора джипа на месте стрельбы. Фото: Юрий Макеев

Хозяин владений, мужчина средних лет, как и прежде, был невозмутим. Ни о каких браконьерски добытых косулях ничего не знает. Следы протектора его внедорожника рядом с кровавой лужей на поляне? Мало ли кто там мог быть. Стреляные гильзы от патронов карабинов? Всегда можно подбросить.

Стреляная гильза рядом со следом от ботинка. Фото: Юрий Макеев

Стреляная гильза рядом со следом от ботинка. Фото: Юрий Макеев

-Нет тела - нет и дела.

Тела, действительно, не было.

Оперативников и следователя не смущало отсутствие предполагаемых туш косулей. Спокойно и профессионально они делали свое дело.

Протокол беспристрастно фиксировал фамилию и имя собеседника. Под роспись его предупредили об ответственности за дачу ложных показаний. А на демонстративное спокойствие хозяина, попивавшего виски, предлагавшего напиток полицейским, женщине – следователю, реагировали спокойно.

Тем временем на снегу во дворе нашлась почка косули. В сугробе откопали ведро, в котором лежали три сердца косулей и часть печени в набежавшей луже свежей крови.

Документировалось изъятие образцов крови на лесной поляне, смывов из кузова уже знакомого нам джипа, который даже наспех успели помыть, и теперь образец крови в найденном в сугробе ведре.

Джип, в кузове которого эксперты взяли смывы крови. Фото: Юрий Макеев

Джип, в кузове которого эксперты взяли смывы крови. Фото: Юрий Макеев

Изымалось оружие. Не дедовское старье, стволы достойные. Отменная дневная оптика, тепловизионный прицел, тепловизоры. Может, виски тому виной, или человек просто не понимал, что именно происходит, но вдруг начал хвастаться полуторамиллионной стоимостью тепловизионного прицела.

Не смущало его и то, что в гараже отыскали охотничьи ботинки с редким рисунком подошвы - именно такой след на снегу был оставлен рядом со следом от протектора внедорожника около лужи крови на расстрельной поляне.

- Да, ты знаешь, такие ботинки тридцать тысяч стоят, - хвастался хозяин усадьбы перед понятыми.

Один из них, производственный охотинспектор Юрий Дмитриевич Макеев, сержант-афганец разведчик-сапер знал, что стрелков, к чьей усадьбе в запрещенный для охоты период привел траурный кровавый след, никак нельзя назвать охотниками.

Квадроцикл и его хозяин. Фото: Юрий Макеев

Квадроцикл и его хозяин. Фото: Юрий Макеев

И кто бы они ни были (посты, регалии, связи), их надо привлечь к ответственности по закону. Люди должны знать имена тех, кто готов стрелять залпом в стаю, в том числе с беременными в этот период самками косулей.

Тем временем на просьбу следователя майора полиции предоставить записи с видеокамер видеонаблюдения по периметру хозяин жилища по-прежнему ломал комедию: а что они еще записывают?

Продолжалось это недолго. Служивые люди достойно выполняли свою работу. В сугробе отыскался жесткий диск от видеоаппаратуры с записью всей истории: время отъезда на охоту, приезд, перегрузка трех мешков в автомобиль «Киа», принадлежавший брату хозяина усадьбы, спешный отъезд, побег третьего участника охоты через забор.

Следователь протокольно оформила изъятие жесткого диска.

Казалось бы, в этой части рассказанной истории надо уже ставить точку. Но не будем торопиться делать это. У руководства охотхозяйства «Сурский лес», на чьей территории и были зафиксированы в феврале случаи браконьерской охоты, о расследовании возбужденного уголовного дела по факту отстрела лося в запрещенный период нет никакой информации.

Что же касается браконьерской охоты на косулей 24 февраля, то уголовное дело почему-то не возбуждается. Об этом редакции сообщил президент фонда «Сурский лес» Юрий Иванович Сидоров.

Редакции «Комсомольской правды» интересно, чем же закончится эта криминальная история, с погонями, стрельбой и заметанием следов. Очень хочется верить, что реальным разбирательством.

К чести правоохранительных органов Пензенской области.