Общество

Форсировав реку Проня, отделение захватило плацдарм

«Фронтовая газета» - о последнем бое гвардии младшего сержанта Бориса Чернова
Фото из личного архива

Фото из личного архива

В апрельском выпуске «Фронтовой газеты», посвященном солдатским матерям, мы коротко рассказали и об Агрепине Антоновне Черновой, получившей похоронки на двух своих сыновей. Уже давно нет в живых и самой матери. А поиски в архивах, исследования белорусских писателей-документалистов сегодня проливают свет на точные время и место, где принял свой последний бой восемнадцатилетний командир отделения гвардии младший сержант Борис Чернов.

К октябрю 1943 года на рубеже реки Проня и далее вглубь до самого Днепра фашисты создали мощную эшелонированную оборону. По воспоминаниям очевидцев, на рытье траншей, рвов, ходов-сообщения было согнано около 200 тысяч жителей Витебской и Могилевской областей.

Накануне намеченного на 25 октября 1943 года нашего наступления, бойцы особо не вспоминали, что в раскинувшемся за Проней междуречье веками приходилось воевать солдатам Петра I, Кутузова. Дважды переправлялись через Проню французы: на пути к Москве и обратно. И, конечно, никто не знал, что на этом участке, на рубеже реки Проня советско-германский фронт простоит около 9 месяцев.

С помощью белорусского писателя Н. С. Борисенко мы можем узнать от конкретного участника боя капитана В.Г. Данченко, начальника связи 1091-го стрелкового полка, с каким ожесточением здесь бились наши солдаты:

«На рубеж реки Прони мы подошли в середине октября 1943 года. Утром 25 октября после короткой артиллерийской и минометной подготовки подразделения полка бросились на штурм. 7-я и 8-я стрелковые роты состояли в основном из кадровых военных - бывших окруженцев. Использовав артподготовку, они неожиданным ударом прорвали оборону первой, второй и третьей траншей врага, проникли глубоко в тыл и разгромили штаб немецкого полка. Дальнейшая судьба их неизвестна…

На другой день враг опомнился и бросил в контратаку тяжелые самоходные орудия «Фердинанд». Наши боевые порядки не выдержали и под огнем начали отступать».

Уже в наши дни по документам «Мемориала» о безвозвратных потерях начальствующего состава, родственникам удалось узнать о месте захоронения молодого командира: Белорусская ССР, Пропойский район, д. Рабовичи, северо-восточнее, 2 км, р. Проня, правый берег, 200 м.

Конечно, мы, вряд ли найдем очевидца, который видел, как переправлялся 25 октября через реку и шел в атаку с товарищами командир отделения Чернов. Но точно можем утверждать, что задачу захватить плацдарм его бойцы выполнили. После боя гвардии младшего сержанта найдут убитым на правом, фашистском в ту пору берегу.

При всех сложностях работы полевой почты на войне, черные вести до близких чаще доходили аккуратно. Иван Чернов в ту пору воевал под Ленинградом. И еще целых девять месяцев было отмеряно ему боевой жизни. И он мстил фашистам за брата.

22 июля 1944 года в ходе операции по освобождению городов Псков и Остров в наступление перешла и входящая в 42-ю армию 376-я стрелковая дивизия, где служил сержант Иван Чернов. Обходным ударом с юга города части армии форсировали реку Великую и 23 июля освободили Псков.

Всем участникам операции Верховный главнокомандующий объявил благодарность. Москва салютовала героям. А один из них девятнадцатилетний сержант Чернов, через считанные дни, 5 августа, уже в ходе Тартусской операции погибнет в бою на эстонской земле.

Сбор материала о молодом гвардии младшем сержанте, погибшем в самом начале девятимесячного противостояния с фашистами на реке Проня, неожиданно принес и еще одно открытие. По сути, они были однополчане с моим отцом ефрейтором Баязитовым. За наведение железнодорожных переправ через реки Проня и Днепр отцу вручат орден Красной звезды. В 1943-ем ему было 22.

И это без натяжки общий орден трех молодых парней. Они, конечно, не знали друг друга. Просто делали общее дело.