2020-05-26T10:34:48+03:00

Втайне от всех папа отправил 9-летнюю дочь на обрезание. Чтобы не возбуждалась

Дикие и противоестественные обряды все еще живут в некоторых регионах нашей страны. И как оказалось, в Ингушетии детей калечат почти открыто, в платных медцентрах
Поделиться:
Комментарии: comments289
Международное сообщество рассматривает женское обрезание как одно из грубейших нарушений прав девочек на физическую неприкосновенностьМеждународное сообщество рассматривает женское обрезание как одно из грубейших нарушений прав девочек на физическую неприкосновенностьФото: Юлия ПЫХАЛОВА
Изменить размер текста:

Женское обрезание - дикий, средневековый обряд все еще живет в некоторых регионах нашей страны. Как оказалось, в Ингушетии такое с детьми делают почти открыто, в платных медцентрах, по прейскуранту, за 2000 рублей. Врач одной из таких клиник, с милым детским названием "Айболит" Изаня Нальгиева предстала сейчас перед судом.

«ЕЙ ПЛОХО, ВСЕ ПЛАТЬЕ В КРОВИ...»

Отец и мать Аишы не живут вместе. Развелись еще до ее рождения, потому что папа привел в дом вторую жену. Вот так получилось, что родилась и живет Аиша с мамой и старшим братом в Грозном, а отец со второй семьей - в Ингушетии. Папу за все 9 лет жизни Аиша видела всего раза три, он детьми от первой жены особо не интересовался. Но тут вдруг прошлым летом стал звонить и звать в гости к себе в Магас. "Приезжайте, говорит, в пятницу, чтобы на все выходные". Ну они на радостях и поехали. А уже на следующий день днем сын позвонил матери и сказал, что они едут обратно. И что Аише плохо, и у нее все платье в крови: "Утром папина жена отвела ее в клинику, и там сделала ей обрезание". Было это еще 22 июня 2019-го. Но суд идет до сих пор.

- Ей ничего не будет, этой врачихе, которая покалечила мою дочь, - плачет мне в трубку 36-летняя Лина. - Я в суде когда ее вижу, и слушаю все это вранье, меня просто трясет. Колотит от ужаса и несправедливости. Она придумывает моей девочке какие-то несуществующие болезни, наговаривает, якобы все было так плохо, что требовалось срочное медицинское вмешательство. И что это никакое не обрезание было.

"Врач" Изаня Нальгиева предстала перед судом. Но понесет ли она заслуженное наказание? Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

"Врач" Изаня Нальгиева предстала перед судом. Но понесет ли она заслуженное наказание?Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

- А на мужа бывшего вы не злитесь? Он-то ответил за этот поступок?

- Ой, я не хочу с ним связываться. Нет, не писала на него никаких заявлений. У них это принято в семье. Меня они тоже заставили обрезаться. Молодая была, глупая, влюбленная. Но дочери я такого никогда не хотела.

Варварские практики по прейскуранту Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

Варварские практики по прейскурантуФото: Дина КАРПИЦКАЯ

ПОСЛЕ ПРОЦЕДУРЫ ПАПА ДАЛ 500 РУБЛЕЙ И НА МАРШРУТКЕ ОТПРАВИЛ ДОМОЙ

От многих фактов в этой истории волосы встают дыбом. Сложно осознавать, что это у нас в стране еще живут по каким-то горным законам. Отец Аиши даже не был вписан детям в свидетельство о рождении. Брак между Линой и им не был оформлен в ЗАГСе. Получается, он вообще не имел права осуществлять с ребенком какие-либо медицинские манипуляции. И уж тем более, его жена. Но на деле:

- Дочь рассказывала, что утром, пока папа еще спал, мачеха взяла ее и отвезла в эту клинику "Айболит", - рассказывает мама Аиши. - Там по субботам вела прием детский гинеколог Нальгиева. Она спросила мачеху: "Вы мама?". Та ответила: "Я ей почти как мама". И все. Никто никаких документов не проверял. Аише врач сказала, что надо сделать прививку, такую делают всем девочкам. Дочь ответила, что мама и бабушка против прививок, даже в школе написали отказ. Тогда Нальгиева стала пугать, что если не сделать, она умрет. Потом врач и мачеха насильно уложили ее в кресло, третий какой-то человек помогал. Ну и насильно все сделали. На рану наложили повязку. В таком виде отец девочки передал ее брату. Дал 500 рублей и сказал: "Поезжай с ней на маршрутке домой. Посади у окна". Так они и поехали. Жара, июль, а у Аиши открытая рана на гениталиях. Она терпела всю дорогу, повязка протекла, все было в крови, когда они приехали. Уже дома Аиша рыдала навзрыд: "Мамочка, я не умру? Когда "это" пройдет?" Я плакала вместе с ней, потому что знаю, какая это боль. Аиша перестала есть, поднялась температура. Ужас, что мы пережили. Конечно же, я позвонила мужу, спросила: "Зачем?". Он сказал: "Чтобы она не возбуждалась..."

СУДМЕДЭКСПЕРТИЗА: «КАЛЕЧАЩАЯ ОПЕРАЦИЯ»

Лина вызвала скорую, ребенка отвезли в больницу. Дежурный хирург осмотрел ее и нашел надрезы на гениталиях. Наложил повязку, выписал мази и таблетки.

- Через два дня мы с сестрой и мамой поехали в эту клинику в Магасе. В регистратуре потребовали показать нам карту Аиши и договор об оказании платных услуг. Но нам ответили, что при обрезании никаких карт не заводят. Как так, скажите? - изумляется Лина. - Накануне я проконсультировалась с юристами. И знала - есть закон, что медучреждения обязаны заводить карту и иметь подписанное представителем ребенка добровольное согласие на медицинские манипуляции. Я потребовала встречи с главврачом. Мы провели в его кабинете три часа. Все это время он уверял нас, что карту ищут, бумаги где-то в другом здании. Я понимала, что это вранье, не могло у них быть никаких документов, мачеха эта никакого юридического отношения к Аише не имеет. Как и отец. Они не могут быть законными представителями и подписывать какие-то бумаги. И спустя три часа этот главврач признался, что никакой карты у них нет. Прибежала и эта гинеколог, которая кричала на нас и угрожала проблемами.

В тайне от всех папа отправил 9-летнюю дочь на обрезание..Дина КАРПИЦКАЯ

25 июня 2019 года Лина обратилась в прокуратуру Ингушетии. Там ее заявление принял зампрокурора. А 27 июня такое же заявление легло на стол начальника СК по Чечне.

- Следователь опросил всех и назначил судебно-медицинскую экспертизу. В своем заключении судмедэксперт написал, что "состояние после ритуального обрезания". И заключил, что это "причинение легкого вреда здоровью". По этой статье теперь и судят гинеколога Нальгиеву, которая по факту оказалась вообще медсестрой стоматологического отделения. Так значится в ее трудовом договоре. Проверка клиники Росздравнадзором началась только в середине июля. К тому моменту руководство клиники подготовилось. "Нашлась" у них и карта, в которую вписаны несуществующие болезни,требовавшие «незамедлительной операции». Как они успели провести диагностику и получить анализы буквально за один визит - не понятно. "Нашлось" и согласие, вот только без подписи. И договор без подписи. Между тем, повторная медэкспертиза, она уже проходила в Ингушетии, так же установила, что проведена "калечащая операция по обрезанию женских половых органов".

Уголовное расследование закончилось осенью и дело передали в суд. Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

Уголовное расследование закончилось осенью и дело передали в суд.Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

СУДЬЯ ПРЕДЛАГАЕТ ПРИМИРИТЬСЯ: «ДЕВОЧКЕ УЖЕ НЕ ПОМОЖЕШЬ»

Уголовное расследование закончилось осенью и дело передали в суд. Но заседания идут до сих пор. Вся семья Лины уже так или иначе втянута в процесс, ездят с ней на бесконечные заседания. И чеченские правозащитники тоже.

- Уже скоро год с момента начала следствия, - говорит общественный деятель Седа Тамаева. - Клиника эта и врач этот до сих пор работают, продолжают оказывать "помощь" детям. Я писала им якобы как клиент, спросила, делают ли они женское обрезание. Ответили да, цена 2000 рублей (скрин переписки прилагается). Причинение "легкого вреда здоровью" - единственное, в чем обвиняется Нальгиева. К клинике вопросов нет. При этом судья призывал стороны к примирению, ведь, цитирую, "девочке уже ничем не поможешь". У меня сложилось впечатление, что он разбирал конфликт двух женщин - врача и матери, а не преступление против прав ребенка, который всю жизнь будет оправляться от последствий физической и душевной травм.

Возможность проведения незаконной операции даже не скрывается Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

Возможность проведения незаконной операции даже не скрываетсяФото: Дина КАРПИЦКАЯ

Руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО Мари Давтян:

- Международное сообщество (включая Органы защиты прав человека ООН, ВОЗ, Совет Европы) рассматривает женское обрезание как одно из грубейших нарушений прав девочек на физическую неприкосновенность, признавая это дискриминацией по половому признаку.

В клинике калечат детей без лишних формальностей Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

В клинике калечат детей без лишних формальностейФото: Дина КАРПИЦКАЯ

Это не имеет ничего общего с оказанием медицинской помощи. Согласно Федеральному закону N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в РФ" все медорганизации обязаны придерживаться принципа приоритета охраны здоровья детей. Медицинская помощь - это медицинская помощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья.

В случае женского обрезания мы видим деятельность, которая наоборот причиняет вред здоровью ребенка, оказывает влияние на всю его жизнь в дальнейшем. Эта варварская практика недопустима в медицинских организациях.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также