Общество

Крымское управление Росгвардии: Задача быть незаметными, но все контролировать

Чем занимается новая спецслужба на полуострове
Начальник крымского управления Росгвардии генерал-майор Степан Гайдаржийский.

Начальник крымского управления Росгвардии генерал-майор Степан Гайдаржийский.

Фото: Сергей КРИВОПУСТОВ

С 5 апреля в России полным ходом идет процесс создания Национальной гвардии. Процесс, естественно, долгий и трудный: необходимо собрать воедино несколько автономных управлений силовиков и организовать их слаженную работу уже в качестве спецслужбы, подконтрольной непосредственно Президенту России.

Организация работы нового ведомства проходит в три этапа, завершится она к 2018 году. Пока же пройден самый сложный и ответственный из них: собственно объединение разрозненных силовых ведомств.

Костяком Росгвардии стали внутренние войска МВД, к ним присоединились отряды спецназа СОБР и ОМОН, а также центр, отвечающий за оборот оружия среди населения и несколько охранных ведомств. Круг основных задач спецслужб весьма широк: противодействие терроризму и экстремизму, охрана границы, особо важных государственных объектов и личного имущества граждан (дома, квартиры, гаражи и даже предприятия), а также выдача лицензий на пользование стрелковым оружием (охотничьи ружья и травматические пистолеты, например).

Возникает резонный вопрос: для чего необходима эта реформа?

- А для более быстрого и эффективного решения поставленных задач, - подсказывает нам директор крымского отделения Росгвардии Степан Гайдаржийский, который устроил пресс-конференцию, чтобы рассказать об итогах первого этапа формирования спецслужбы.

Давно напрашивалась необходимость улучшить координацию между спецслужбами и внутренними войсками полиции, но из-за, скажем так, громоздкости структуры МВД взаимодействие между силовиками пробуксовывало. Теперь же внутренние войска выведены из подчинения МВД и вместе с вышеперечисленными ведомствами подчиняются напрямую президенту, что уже заметно ускорило решение возникающих проблем.

А не снизилось ли качество работы силовиков во время переходного периода?

Генерал Гайдаржийский заверил нас, что нет – никаких сбоев. Крым вообще на хорошем счету: среди отделений Южного федерального округа наше, евпаторийское, - лучшее.

А отряды ОМОН и СОБР наряду с московскими считаются лучшими в стране.

Узнаем у генерала: насколько изменилась работа сотрудников внутренних войск после реформы? И тут без сенсаций: никак, если коротко.

Особо подробнее тоже не выйдет: приказы и прочие документы нужно вести по-новому, а сама структура ведомства максимально приблизилась к военной. Чуть сложнее пришлось «новичкам» Росгвардии - службам охраны и лицензирования: пришлось пройти дополнительное обучение.

Впрочем, вряд ли силовики будут жаловаться - на них распространяются те же социальные льготы, что и на военных: решение квартирного вопроса, льготная ипотека, повышенная зарплата и прочее. Чтобы попасть в войска спецназа, рассказывает генерал, даже очередь немаленькая.

И здесь Крым отличился: процесс слияния структур прошел быстро, всего за два месяца, и без эксцессов, а взаимодействие с другими ведомствами (ФСБ и МЧС, например) уже отлажено - не каждый регион может похвастаться такими результатами.

- Делить нам нечего, - говорит Гайдаржийский. - Одно дело делаем.

Сейчас в Республике Крым работает шесть районных отделений Росгвардии: в Симферополе, Керчи, Феодосии, Ялте, Джанкое и Евпатории. Служба охраны, правда, покрывает далеко не весь полуостров, поэтому часто приходится обращаться за помощью к сотрудникам МВД. Но в крупных городах проблем не возникает: время реагирования на вызов три-пять минут.

А вот особо важные объекты гвардейцы даже не покидают: охраняют строящийся Крымский мост и построенный энергомост, детский лагерь «Артек», электростанции. Пока без эксцессов.

Самый сложный этап, по словам генерала Гайдаржийского, - позади. Впереди еще два: к августу 2017 работа Росгвардии окончательно оформится законодательно, а с 2018 структура полноценно заработает.