Премия Рунета-2020
Крым
+17°
Boom metrics

Поклонская: В "Крымскую весну" под бушлатом были туфли на каблуке и праздничное платье...

Гости программы "#НаКрючке" рассказали об исторических днях 2014 года, угрозах с Незалежной, а также "монархии в России" [фото, аудио, видео]
Наталья Поклонская и Николай Долгачев в эфире радио "КП"

Наталья Поклонская и Николай Долгачев в эфире радио "КП"

Фото: Анастасия МЕДЫНЦЕВА

Три года назад Крым пережил, пожалуй, самые напряженные дни в своей новейшей истории. «Крымская весна», «Вежливые люди», «Референдум» - все мировые СМИ пестрили этими крымскими заголовками. Однако главными во всех событиях трехлетней давности были люди. Для многих «Крымская весна» стала водорозделом и стартом новой жизни...

В эфире радио «КП-Крым» в программе «#НаКрючке» на вопросы ведущих Олега Крючкова и Анастасии Медынцевой ответили первый прокурор российского Крыма Наталья Поклонская и журналист Николай Долгачев.

- Как вы оказались тогда в Крыму? Коля, ты был на Олимпиаде, а вы, Наталья Владимировна, - в Киеве?

П: - Я хотела бы поздороваться с моим родным, любимым, единственным, ненаглядным, самым лучшим на свете Крымом. С крымчанами, с Севастополем. Нахожусь в Москве, но душой все равно в Крыму. До 5 марта 2014 года я находилась в Киеве. Весь период этого сумасшествия, весь период майдана и революции. Все это я видела. Не только видела, но и фиксировала, поскольку работала в Генеральной прокуратуре Украины. Все злодеяния и преступления, совершенные на киевском майдане... Самое начало, которое создало почву к «Крымской весне», это ужасная, страшная киевская зима.

Д: - Я целый год готовился, находясь в Сочи, к Олимпиаде, но, когда первые дни соревнований пошли, отправился на Украину, в силу того что такие события там начались. Сначала на Западную Украину - Львов, Луцк, потом в Киев. Мы с Натальей Владимировной в те же дни были, но тогда не встретились. 26 февраля прилетел в Симферополь, когда в Киеве уже победили банды националистов и власть практически была сметена. Некое успокоение, эмоции вроде бы закончились, и в то же время там говорили: «После Киева теперь идем брать восточные и южные регионы Украины». Очень много говорили о Крыме. И мы понимали, что сейчас что-то начнется в регионах. Я полетел в Симферополь. И как раз прямо из аэропорта попал на это знаменитое столкновение возле парламента.

- В прошлом году я (Олег Крючков) брал интервью у Олега Белавенцева, он рассказывал, как пришла идея назначить вас прокурором Крыма. Вы втроем, с Белавенцевым и Аксеновым, сидели в кабинете, и вы рассказывали про майдан. Как раз тогда стоял вопрос о выборе прокурора. Все мужики отказались, и Белавенцев показал Аксенову на вас.

П: - Я об этом не рассказывала. Если Олег Евгеньевич говорил, то, конечно… Да, было дело. Я рассказывала, - вы не представляете, что творится в Киеве, нужно спасать Крым. Мы поговорили. Сергей Валерьевич сказал, что есть кандидат на должность прокурора АРК. «Наталья, если пойдешь ему помогать, но, к сожалению, нет денег на заработную плату, и все будет в добровольном режиме, без оплаты труда». Я ответила, что речи и нет, чтобы получать заработную плату. Просто возьмите меня. Я буду помогать печатать бюллетени. Я буду помогать делать общую работу для общей цели. Мы поговорили, Сергей Валерьевич сказал, что позвонил. Я встала, уже выходила из кабинета, и вдруг услышала себе в след, как Олег Евгеньевич обращается к Сергею Валерьевичу с такими словами: «Серега, а она будет первой». Я не поняла в этот момент. Попрощалась и ушла. На следующий день рано утром позвонил Сергей Валерьевич и сказал: «Наталья, а ты сможешь в течение получаса быть в Госсовете?». Я ответила: «Конечно, смогу». - «Но ты будешь первой». Я даже не спросила, где первой, в какой части, в каком ведомстве. Он спросил: «Готова?». Я сказала: «Готова!». Я села в машину и помчалась из своей деревни в Симферополь. Я, конечно, очень переживала, но это было состояние горячки - надо спасать, надо что-то делать, и не важно как. Олег Евгеньевич сказал «Она будет первой», так и случилось. Я первый прокурор русского Крыма. Я благодарна судьбе за то, что так произошло. А мужчины, которые отказались, они не просто отказались, они уступили даме место.

Наталья Поклонская включилась в эфир из Москвы.

Наталья Поклонская включилась в эфир из Москвы.

- Николай, Натлья, а как вы встретились тогда?

Д: - Это была трагическая ситуация. Когда жертвы были, погибшие. Наталья Владимировна, конечно, отважная женщина. Я был наблюдателем, журналистом, а люди, которые принимали для себя судьбоносные решения - быть или не быть, делали выбор своего политического будущего, будущего Крыма… Это было судьбоносным решением для каждого крымчанина. 18-го числа как раз прошла информация, что есть некий инцидент, стрельба, мы выехали на место - там было уже много журналистов и оцепление. Нам случайно удалось прорваться через оцепление. И там мы как раз и встретили Наталью Владимировну. Я увидел прекрасного нашего прокурора Крыма.

- Стоп-стоп, Наталья Владимировна, вы тогда были в интересной одежде!

Д: - Сверху был бушлат, я помню: тяжелый-тяжелый камуфляжный бушлат, а под ним праздничная одежда.

- А почему так произошло?

П: - Вообще, 18 марта 2014 года - это удивительнейший день, который невозможно забыть. С замиранием сердца мы ожидали слова нашего президента, обращение к Федеральному Собранию и подписание договора о воссоединении Крыма, включения Крыма и Севастополя в состав России. У меня в кабинете, кабинете прокурора Республики Крым, мы целым составом прокуроров включили огромный телевизор и слушали Владимира Владимировича. Честно по секрету вам расскажу, на рабочий стол поставили бутылку шампанского, потому что у меня и день рождения, и такое знаменательное событие. Под слова уже Владимира Владимировича с такой радостью, с такой гордостью открываем бутылку шампанского, чтобы выпить по бокалу. Звонок от дежурного, который, к сожалению, принес несколько нехорошую новость. Перестрелка была на территории одной воинской части - провокация была, одним словом. И, конечно же, я, как прокурор Республики Крым, выехала на место происшествия. По прибытии на место мы зашли на территорию, была ужасная холодина. Я запомнила, потому что я была в красивых туфлях, красивом платье, с красивой прической, накрашенная, а тут такая холодина-то! На месте наши ополченцы начали спрашивать: «Наталья Владимировна, вы замерзли?» Я вся дрожу, говорю: «Нет, не замерзла!». Один все-таки не выдержал, снял с себя огромный бушлат зеленый, и я его надела. Туфли, платье праздничное, прическа - и в бушлате. И когда мы встретились со съемочной группой, вот с Николаем, я говорю ребятам: «Пожалуйста, можно снимать меня по пояс. Потому что некрасиво получится: в бушлате, в туфлях!». И вот в таком вот образе мы сидели, я давала интервью, рассказывала, что произошло, что за инцидент. Это был такой вот день, 18 марта 2014 года.

Д: - Знаменательный, действительно, день, в котором много было событий. Главное, конечно, политическое событие: это фактически день воссоединения, который теперь один из главных российских праздников для всей страны. Но в нем было много элементов маленьких, в том числе…

Наши гости.

Наши гости.

- День рождения Натальи Владимировны!

Д: - День рождения Натальи Владимировны и инцидент, который там произошел. Слава богу, что никаких, скажем так, в последующем, никаких инцидентов не было. И фактически Крым с таким духоподъемом в итоге оказался в Российской Федерации. Уже три года…

- Вот как раз про духоподъемный момент мы сейчас и поговорим. Главным действующим лицом всех крымских событий 2014 года, пожалуй, стал наш президент Владимир Путин. Мы с этим не будем спорить. И в последнем интервью, посвященном «Крымской весне», Сергей Аксенов призвал сделать Владимира Владимировича пожизненно президентом. А точнее - вернуть монархию! Как вам идея?

П: - Хочу начать с того, что в 2014 году, весной, я, Сергей Валерьевич, Владимир Андреевич и все активные участники «Крымской весны», каждый крымчанин, каждый севастополец до того объединились, нас сплотила единая идея, одна-единственная цель: восстановление исторической справедливости, вернуться домой, сохранить святую память наших героев, не допустить, чтобы на нашу родную землю стал вражеский сапог, фашистский. Мы это сделали. И сколько бы времени ни прошло, мы всегда будем друг друга поддерживать. Знаете, сейчас в последнее время очень много перекручивают, перекручивают мои слова, слова других политиков, общественных деятелей, поэтому, чтобы этого не происходило, нужно обращаться к первоисточнику - Сергею Валерьевичу. Что он имел в виду? Монархию, либо больше полномочий предоставить президенту, или еще что-то - урегулировать, доработать, внести какие-то поправки... Изменять конституционный строй никто не может требовать либо форму правления. Существует определенный порядок процедур. Я прокурор, поэтому понимаю процедуру.

Д: - В Крыму, и не только в Крыму, события 2014 года сильно повлияли и на восприятие личности президента, и тех судьбоносных событий, которые в 2014 году были. Естественно, у крымчан огромная благодарность Владимиру Путину - это абсолютно понятно. Какие дальше там формы может принимать благодарность - разные, наверное, нужно действительно у Сергея Владимировича спросить конкретно, что он имел в виду, я фразу от него не слышал, но мотив отношений к президенту понятен. В любом случае действительно наш президент сделал для Крыма и для России абсолютно судьбоносный шаг, поддержав желание крымчан воссоединится с Россией. Что на тот момент, в 2014 году, воспринималось ну почти как нечто невозможное. Для многих людей это исполнение мечты. Для огромного количества людей это изменение мира, по большому счету, в более правильное русло. Естественно, огромная благодарность президенту - она имеет место быть. Я был у многих крымчан дома, вижу и фотографию президента - это искренне, без всяких элементов чинопочитания, просто благодарность за те события.

- Перейдем к другой теме, сегодня тоже успела нашуметь: известный российский журналист, главный редактор радиостанции «Говорит Москва», кстати, крымчанин, Сергей Доренко после интервью Аксенова выложил в интернете видео. Давайте послушаем.

Доренко: «С Аксеновым у Крыма беда приключилась, и у Москвы беда… Крым ведь случился с нами внезапно, мы не готовили там кадры, и уж какой был Аксенов, и вокруг него кучка неудачников, таких и пришлось пустить в дело. Спасибо им, оказались в нужном месте в нужное время, спасибо, правда. Но теперь они тормоз Крыма. Просто потому, что они дико провинциальные и не соответствуют масштабу задач. Аксенов герой, но звучит он как неумный провинциал».

- Почему такие высказывания появляются, как вы думаете, Наталья Владимировна, в такие светлые для крымчан дни? Когда хочется встать и петь гимн.

П: - Он знаком с чувством такта, либо культуры? Не от большого ума, я так предполагаю. Поэтому нужно более внимательно относится. Ведь слово, то, что мы говорим, раскрывает нашу сущность. Ну, думает он так... Я его не слышала в дни «Крымской весны», абсолютно никак не критикую - имеет право высказывать свою точку зрения, имеет право любить - не любить, уважать - не уважать. Всем нравиться невозможно, поэтому кому-то нравится Сергей Валерьевич, какому-то нравится Поклонская, кому-то мы не нравимся. Всем не угодишь. А то, что такие высказывания, ну, сущность у человека такая. Зарабатывает себе пиар, наверное. Говорят, что черный пиар - это тоже пиар.

- Николай, что больше всего запомнилось, какие события «Крымской весны»? У меня, допустим, слайды в голове: столкновения под Верховным Советом Крыма, первая пресс-конференция, первые киевские угрозы, там еще тогда в СБУ первые доносы от коллег украинских. Что вам запомнилось?

Д: - Ну, я тоже могу сказать, что слайдовые воспоминания ярких моментов: первые часы, которые я оказался в Крыму, эти столкновения у парламента… Я помню такой любопытный момент, когда Порошенко был в Крыму: его гнали тоже от здания парламента от центра к вокзалу, он просто на полпути запрыгнул в такси, уехал. Митинги, когда люди ходили на улицы, для меня это было вообще то, чего я никогда прежде не видел. Совершенно по-другому воспринималось ощущение исторического момента, люди абсолютно искренне выходили на улицу, с цветами, общались с ополченцами. Момент исторический, конечно. На Чонгаре, на перешейках, когда общались с людьми, которые сделали для себя исторический выбор…На перешейках люди были уверены, что будут столкновения, они поехали туда защищать Крым во многом с большим риском. Были люди, которые говорили: да, если война будет, погибнем здесь, но никуда не уйдем. Это был такой очень важный момент. И самые яркие - это уже 16-е и 18-е марта - сам референдум и воссоединение с Россией, когда поняли, что да, это случилось, это было до слез, когда вспоминаешь, как люди общались, как говорили, с каким ощущением шли на избирательные участки. И момент встречи с Натальей Владимировной считаю историческим - запомнил на всю жизнь. Вот этот период - от 26 февраля до 18 марта - это, наверное, одна из самых ярких частей моей собственной жизни, которую я никогда не забуду. И есть большая радость, оттого что я к этому прикоснулся в то время. И тогда это было непонятно, чем закончится. А получилось-то здорово.

В эфире на радио "КП - Крым" Николай Долгачев.

В эфире на радио "КП - Крым" Николай Долгачев.

Фото: Анастасия МЕДЫНЦЕВА

- Наталья Владимировна, вам что запомнилось?

П: - Яркие моменты… Конечно же, они связаны с прокуратурой нашей, потому что нужно было организоваться, собрать коллектив. Ну, представляете - 816 сотрудников прокуратуры Республики Крым. Каждому надо рассказать, надо объяснить, что наша задача как прокуроров - обеспечить право крымчан на самореализацию, на самоопределение. Право провести референдум, чтобы никто не нарушил закон. И вот этим все сказано, потому что это кропотливая работа, это каждый день мы по-другому начинали работать. Нас Генеральная прокуратура Украины отключила от всех форм учета, не было ни единого реестра досудебных расследований, нельзя было регистрировать ни происшествия, ни преступления - ничего. Мы в ручном режиме, мы вернулись к 80-90-м годам, когда заводили все в ручном режиме, просто записывали в журналы, книги учета преступления и происшествия. Это специфические такие вещи, о которых я говорю, но, тем не менее, мы сидели, записывали на территории всего полуострова, мы все это делали в ручном режиме. Мы ночевали на работе!

- Это какой период? Сколько дней вы с тетрадкой, ручкой ходили?

П: - Это буквально уже и после референдума мы с тетрадкой и ручкой ходили, пока не настроили всю систему…Буквально полгода мы сто процентов ходили, все записывали. Было отработано, нам вначале нужно было сохранить то, что было еще на Украине, тогда, те преступления, те происшествия, потому что некоторые дельцы с Украины пытались приехать воровать эти материалы, уголовные дела красть и тому подобное. Этого нельзя было допустить, мы все это фиксировали, мы жили в прокуратуре. И я благодарна каждому своему сотруднику, который не побоялся. Практически им всем звонили из Генеральной прокуратуры Украины, угрожали, рассказывали, что вот сейчас выслали спецназ за нами, «сейчас эту Поклонскую арестуем, вас арестуем, всех вывезем»…

- Вам звонил кто-то из Киева?

П: - Конечно! Звонили!

- А кто? Уже три года прошло, может, назовете фамилии этих героев?

П: - Наверное, не стоит называть… Начальник главного управления процессуального руководства Украины - в том управлении, где я работала ранее. Потом мои коллеги-сослуживцы звонили и предупреждали, говорили, что «ну ты глупая, что ты делаешь, вот сейчас руководитель стоит и дал выбор тебе: если ты откажешься, покинешь здание прокуратуры, то тебя помилуют. Если нет, то все: жди спецназ». Я говорю: «спасибо вам, ребята, за ваши переживания, но…». Ждем спецназ! Не приехал!

- До сих пор украинского спецназа мы не дождались! Наталья Владимировна, у вас были любимцы в крымской прокуратуре: ребята из хора «Маленькие прокуроры». Вы уже создали хор «Маленькие депутаты»? И если создали, то дети каких депутатов там поют?

П: - К сожалению, нет! «Маленьких депутатов» нет. Мы остановились на «Маленьких прокурорах». Поэтому на должности генерала у меня дочь была в погонах моих, когда пела в хоре «Маленькие прокуроры». Мы оставили свой творческий кружок. Я надеюсь, что тот руководитель, который занимает место прокурора Республики Крым, все-таки сделает так, чтобы продолжить нашу хорошую идею. И группа «Маленькие прокуроры» просуществует и будет радовать своих родителей в прокуратуре патриотическими песнями, потому что это важно.

Хор "Маленькие прокуроры".

Хор "Маленькие прокуроры".

Фото: Анастасия МЕДЫНЦЕВА

- Но, если не сохранят, всегда можно напечатать маленькие мандаты!

- Прошло три года, многое получилось, многое нет. Почему? Что в Крыму хорошо, что плохо? Вы сейчас можете наблюдать развитие событий в Крыму извне. Смотришь, вроде порядочный человек был, за родину, с флагом ходил - и бац! Взятка. Что произошло с некоторыми людьми, которые были в 2014 году действительно героями? Это соблазн власти?

Д: - Могу сказать свои впечатления о том, что я сейчас в Крыму вижу. На самом деле вижу значительный прогресс по многим вопросам. Проехал сейчас от Керчи до Симферополя - идет стройка дороги, строится мост - это вообще глобальная стройка, самая большая в России и видно, что это меняется сильно. В Симферополе был в детском садике, который тоже меня очень удивил. За эти три годы 11 тысяч мест создано в детских садах!

- Да, 11500 мест за три года уже в российском Крыму и двести мест за 23 украинских года.

Д: - Разница колоссальная. При этом планируется в течение года еще построить. Это есть, и Крым действительно меняется. Да, не все, скажем так, из рога изобилия посыпалось с неба сразу каждому в карман. Но жизнь меняется, она динамичная, не везде так происходит. В Крыму чувствуется эта динамика, изменяется и побережье, туристы, я уверен, что в этом году будет больше, чем в предыдущем, и так с каждым годом. А когда заработает мост, ну просто… Я понимаю, что кто-то этого боится, но на самом деле это огромное динамичное изменение. Я в Крым ездил с 2008 года. Крым до 2014 года - это люди с грустными глазами. Не потому что плохо в принципе совсем живется, просто никакой динамики нет. И сейчас за эти три года я вижу значительные серьезные изменения, насколько каждый это чувствует - не знаю. Наверняка есть сложности. Понятно, что были проблемы с электричеством, со стоимостью продуктов - логистика сложная транспортная. Понятно, что не усыпан этот путь цветами, но это путь, по которому Крым идет, шагает вперед.

- Коля как журналист решил перевести стрелки и сыграть роль доброго полицейского, поэтому вам, Наталья Владимировна, придется играть роль злого полицейского. Почему все-таки чиновников, не побоюсь этого слова, героев 2014 года, ловят на взятках. Что происходит?

П: - Ловят на взятках не только чиновников - героев «Крымской весны». Ловят и обычных чиновников. Вот все-таки нет такой таблетки, нет такого препарата, который бы чиновник принял и перестал хотеть брать взятку. Даже ответственность не пугает. Даже долгие годы тюрьмы не пугают. Но что поделаешь? Правоохранители зато работают хорошо! Ведь поймали, а это уже результат. Поэтому да, много чиновников, нет образца где-то в субъекте Российской Федерации, где бы чиновники не брали денег. Это не только проблема Крыма, это проблема всего мира. Это не проблема России - везде берут взятки, везде есть коррупция, никто не знает рецепта, как победить ее, - это сидит в умах. Поэтому чиновники должны быть чистоплотными по отношению ко взяткам, коррупции. А то, что говорит Николай, я хочу поддержать, и сегодня я не могу по-другому. Керченский мост - это грандиознейшая стройка. Благодаря твердой воле нашего президента Владимира Владимировича эта стройка будет завершена. А ведь планировали ее еще в 1910 году, и только сейчас мы с вами увидим, как соединяется русский Крым с русским Кавказом.

Наталья Поклонская связалась с "КП" по Skype.

Наталья Поклонская связалась с "КП" по Skype.

- Как раньше писали в протоколах партсобраний, заключительный пункт повестки: «Разное»… Наталья Владимировна, когда начнется трибунал над украинскими нацистами... Вы готовы быть его председателем?

П: - Я даже готова быть его прокурором!

Д: - А я могу предоставить некоторые материалы. Есть много видеоматериалов, которые лягут в основу обвинения.

- Кого из украинских политиков больше всего вы хотели бы увидеть на скамье подсудимых? Кто ответит за тысячи смертей?

П: - Отдельно выделить кого-то невозможно, это целое преступное сообщество. Но в России скамей в судах хватит на такое количество подсудимых. Эти люди должны предстать на скамье подсудимых перед собственным украинским народом, потому что преступления они совершают против собственного народа. Турчинов, Яценюк, Порошенко и прочие фамилии, их сейчас нельзя озвучивать отдельно друг от друга. Это преступление не индивидуально каждого, а преступление целой группы людей против собственного народа. На юго-востоке то, что делается сейчас со стороны украинских властей, это геноцид. Я уверена, что они (украинские власти. - Авт.) понимают и знают, о ком я говорю. Когда наступит то время, прокурор зачитает им обвинительное заключение.

- Мы надеемся, что вы зачитаете.

П: - Дай Бог!

Д: - Это действительно преступление. Но кто отдавал приказы, кто должен сесть на эту скамейку, это вопрос к юристам, прокурорам… Не дело журналистов называть фамилии.

- Был Гаагский трибунал, не пора ли России сделать какой-то международный трибунал? Назвать, например, Ростовский международный трибунал?

П: - Россия - это та страна, которая строго следует букве закона. Ее можно показать в пример другим западным странам. Вот даже референдум в Крыму в 2014 году полностью был проведен в соответствии с законом, в том числе уставом ООН, и национальным законодательством. Без революции, без войн, без убийств людей. Поэтому, чтобы говорить об этом (трибунале. - Авт.), надо все четко проработать, а потом уже сделать.

Д: - Не знаю, в Ростове ли надо делать?! Крым может быть. Хотя может быть и Потсдамский, может и Гаагский. Я уверен, что Европа со временем откроет глаза и поймет, что происходит на Украине.

КОНКРЕТНО

Программа "#НаКрючке" выходит каждый четверг в 18:05.

В Симферополе на частоте 107,8 FM, в Севастополе – 107,7 FM, в Керчи – 103,6 FM.