2019-11-26T15:24:47+03:00

Как на Черноморском флоте проводят учения по спасению экипажей подлодок

«Комсомолка» побывала на одной из тренировок близ Севастополя [фото]
Спасательный глубоководный аппарат готов в любую минуту выдвинуться на помощьСпасательный глубоководный аппарат готов в любую минуту выдвинуться на помощьФото: Анастасия ЖУКОВА
Изменить размер текста:

- Скорость погружения – три метра в минуту. Глубина – 32 метра… - переговариваются подводники. - Дифферент ноль. Дифферент стоит. Легли на грунт. Осмотреться в отсеках…

Иногда подлодка ложится на дно в качестве элемента тактической скрытности. Но сегодня посадка – вынужденная: корабль потерял ход в акватории близ Севастополя. Требуется эвакуация экипажа.

Подлодки проекта «Варшавянка» называют черными дырами за их малошумность Фото: Анастасия ЖУКОВА

Подлодки проекта «Варшавянка» называют черными дырами за их малошумностьФото: Анастасия ЖУКОВА

Над лодкой – толща воды в 50 метров. В моторном отсеке непривычно тихо, субмарина замерла в ожидании помощи свыше – в прямом смысле этого слова. Хоть наука и говорит, что мы вышли из моря, только Ихтиандр чувствовал себя на глубине, как дома, а у подводников в случае ЧП вся надежда – на товарищей.

К счастью, это все – легенда плановых учений Черноморского флота. Военные относятся к ним очень серьезно, ведь от результата однажды могут зависеть несколько десятков жизней.

НАЙТИ «ЧЕРНУЮ ДЫРУ»

Я нахожусь на спасательном судне «Коммуна» - это старейшее судно ВМФ России и вообще самое старое в мире судно, находящееся в эксплуатации. Его спустили на воду еще для Императорского флота!

Самое старое судно ВМФ до сих пор в строю Фото: Анастасия ЖУКОВА

Самое старое судно ВМФ до сих пор в строюФото: Анастасия ЖУКОВА

По конструкции «Коммуна» – катамаран, в центре на тросах закреплен глубоководный спасательный аппарат АС-28, который и пойдет на выручку подводникам, как только получит координаты от отряда поиска.

Сейчас окрестности прочесывают 12 кораблей и судов, в том числе - подлодка «Колпино», малый противолодочный корабль «Муромец», морской тральщик «Турбинист». Ищет аварийный корабль и авиация - самолет Бе-12 и вертолет Ка-27.

На дне лежит одна из новых подлодок Черноморского флота - проект «Варшавянка». За малошумность их прозвали «черными дырами», настолько тяжело обнаружить. Искать ее на дне – все равно что черную кошку в темной комнате. А найти – нужно, и как можно скорее.

- Современные лодки разработаны таким образом, чтобы максимально обеспечивать скрытность. Нам сложно осуществлять поиск, - признается командир МПК «Муромец» Сергей Щербаков. – Но у нас есть уникальные гидроакустические комплексы, которые позволяют обнаруживать подлодки на любых глубинах. Экипаж натренирован, поэтому на каждом учении нам удается найти подлодку.

«Муромец» участвует в поисковой операции Фото: Анастасия ЖУКОВА

«Муромец» участвует в поисковой операцииФото: Анастасия ЖУКОВА

Обычно в отряд поиска включают и большой гидрографический катер «БГК-2150», его Черноморский флот получил в 2016 году.

- Самый современный, - рассказывает мне один из офицеров ЧФ. – Там есть встроенный гидролокатор бокового обзора. Катер проходит над точкой несколько раз, и техника рисует картину дна – мегакрасивую! На ней и можно увидеть затонувшую лодку.

- И сразу получаете ее точные координаты?

- Нет, - моряк качает головой и снисходительно усмехается, прощая несведущую барышню. – В море так не бывает, чтобы точно знать: вот, вам выходить здесь, на остановке Юмашева. Есть только ориентировочное место, где лежит подлодка. Спасатели приходят к этой точке, ныряют и еще выполняют дополнительный поиск вокруг этой точки.

Потом затонувшую лодку исследуют водолазы или же телеуправляемые аппараты (у «Коммуны» есть такой – комплекс «Пантера Плюс»). Нужно понять, как именно лодка легла на дно, какой крен и как подойти к комингс-площадке – отшлифованному металлическому кольцу на корпусе, внутри которого находится шахта аварийного люка.

Всего таких на подводной лодке две: одна находится в отсеке вспомогательных механизмов, а другая – в торпедном. К одному из этих люков и будет подходить спасательный аппарат с «Коммуны».

Батискаф готов выдвинуться на помощь Фото: Анастасия ЖУКОВА

Батискаф готов выдвинуться на помощьФото: Анастасия ЖУКОВА

- Батискаф – надежный, проверенный временем. Он очень хорошо управляется, может нырять на глубину до тысячи метров. Титановый корпус, очень крепкий. В 2008 году батискаф модернизировали, а скоро он снова «уедет» на большой ремонт и модернизацию в Санкт-Петербург, - нахваливают технику моряки.

ПЯТЬ МИНУТ НА КРАСИВУЮ ПОСАДКУ

Чтобы попасть внутрь батискафа, нужно забраться сначала по металлической лесенке, приставленной сбоку, а потом – по веревочной. Дальше – спуск вниз через люк.

Команда спасательного батискафа состоит из пяти человек – командир, его помощник, три техника. Я застаю их во время проверки оборудования. Никаких пустых разговоров, все сосредоточены на задаче и обмениваются только короткими, отрывистыми указаниями:

- Прошу добро закрыть нижний люк!

- Дима, внимание там!

- Свет есть!

Все заняты подготовкой к погружению Фото: Анастасия ЖУКОВА

Все заняты подготовкой к погружениюФото: Анастасия ЖУКОВА

Дмитрий устанавливает камеру видеонаблюдения в нижний люк, который будет стыковаться с комингс-площадкой подлодки.

- Картинка с этой камеры выводится командиру на монитор, это помогает точно сесть на комингс-площадку, - объясняет мне моряк. - От точности посадки зависит присос аппарата к лодке.

Камера в нижнем люке. Потом по нему пройдут спасенные подводники Фото: Анастасия ЖУКОВА

Камера в нижнем люке. Потом по нему пройдут спасенные подводникиФото: Анастасия ЖУКОВА

- И много это занимает времени?

- Чтоб красиво сесть? 5-10 минут. Дольше всего производим наведение на комингс-площадку. Наше кольцо с кольцом лодки нужно точно состыковать. Когда присос произвели, то воду откачиваем, выравниваем давление в отсеке. Сначала я туда сажусь, осматриваю, если замечаний нет, то докладываю командиру. Потом в камере открывается нижний люк, устанавливаем трап. На подлодке открывается верхний люк, и ребята оттуда переходят к нам.

Чтобы опустить батискаф в воду, нужно примерно полчаса Фото: Анастасия ЖУКОВА

Чтобы опустить батискаф в воду, нужно примерно полчасаФото: Анастасия ЖУКОВА

- А как вы координируете действия?

- По звукоподводной связи. А если не работает, то методом перестукивания.

Таблица с условными сигналами для перестукивания висит прямо в отсеке - на всякий случай (справа) Фото: Анастасия ЖУКОВА

Таблица с условными сигналами для перестукивания висит прямо в отсеке - на всякий случай (справа)Фото: Анастасия ЖУКОВА

В ТЕСНОТЕ, ДА НЕ В ОБИДЕ

Отсек, где перевозят спасенных подводников, очень маленький. Не представляю, как тут размещается дюжина взрослых мужчин – а именно столько можно, согласно ТТХ, взять на борт.

- Можно и 20 человек за один раз увезти, если необходимо, - говорит Дмитрий. – Тесно, конечно, зато живые!

Дмитрий помогает подводникам зайти в отсек Фото: Анастасия ЖУКОВА

Дмитрий помогает подводникам зайти в отсекФото: Анастасия ЖУКОВА

Спасенные размещаются на двух скамейках вдоль стен аппарата. Дмитрий протягивает руку и достает сверху кислородную маску.

- Отсек маленький, на всех нормального воздуха не хватит, поэтому нужны маски. По ним подается кислород – для каждого отдельно.

Экипаж субмарин проекта «Варшавянка» - 57 человек, так что одним рейсом батискаф вряд ли обойдется, если нужно эвакуировать всех. Энергию для погружения мини-субмарина черпает от батарей.

- Это сердце аппарата, - улыбается Дмитрий. – От батарей зависит наша жизнь. Их хватает на 6 часов бодрого движения, этого более чем достаточно, чтобы спасти подводников. Но можно и на 12 часов растянуть.

НЕ ТЕРЯТЬ НИ МИНУТЫ

Наконец, наступает время выходить в точку погружения. Чтобы опустить под воду СГА, нужно полчаса. Примерно столько же потом понадобится, чтобы поднять аппарат обратно. Журналистов на борт не берут. Так что нам остается только ждать несколько часов до окончания спасательной операции.

Командир выводит аппарат в точку погружения Фото: Анастасия ЖУКОВА

Командир выводит аппарат в точку погруженияФото: Анастасия ЖУКОВА

Сначала батискаф погружается на глубину 10 метров.

- Затем отдифферентовались - и погружаемся еще на 25 метров, где проводим допоиск лодки с помощью гидролокаторов, - рассказывает мне позднее командир СГА, капитан 3 ранга Юрий Мочалин. – Ищем комингс-площадку, смотрим, чтобы она была чистая и без посторонних предметов. Осуществляем грубую посадку, забираем подводников.

Камера снаружи СГА. Посадка должна быть точной Фото: Анастасия ЖУКОВА

Камера снаружи СГА. Посадка должна быть точнойФото: Анастасия ЖУКОВА

Хоть «авария» и учебная, а эвакуированные моряки облегченно вздыхают, когда выходят из батискафа. Все-таки хорошо, когда тебя спасли – пусть и в качестве тренировки.

Об опасностях, которые подстерегают военных в случае аварии, замкомандира подлодки по воспитательной работе Андрей Васильев рассказывает буднично, пряча реальность за топорными протокольными определениями:

- Если это ситуация, связанная с возгоранием, подводник подвергается воздействию высоких температур, концентрация взрывоопасных токсичных газов – конечно же, негативное воздействие на дыхательную систему. Подводники проходят специальные тренировки, чтобы в полной мере противостоять…

Кадр из художественного фильма «72 метра»

Кадр из художественного фильма «72 метра»

Такие вот сухие, дистиллированные слова. Пожар - «воздействие высоких температур». А представьте, если это пожар в капсуле, находящейся глубоко под водой?.. «В полной мере противостоять», конечно, можно – но помощь нужна как можно быстрее.

- Учения – это не шутки, - говорят спасатели. - В нашей работе самый главный фактор – это время. Нельзя терять ни минуты. Поэтому мы постоянно отрабатываем все этапы спасательной операции в ходе боевой подготовки.

НЕ БАТИСКАФОМ ЕДИНЫМ

Для спасения подводников на Черноморском флоте применяют еще спасательный колокол СК-64, установленный на судне «Эпрон». Принцип тот же самый: он герметично присоединяется к комингс-площадке подлодки, и люди переходят в колокол через люк. Но если в СГА помещается до 20 человек и 5 членов экипажа, то в колоколе размещаются 2 оператора и 6 человек спасенных. Глубина, на которой его можно применять, вдвое меньше, чем у батискафа, - до 500 метров.

И в случае с глубоководным аппаратом, и в случае с колоколом морякам не приходится надевать гидрокостюмы и контактировать с водой. Поэтому такой способ эвакуации называется «сухим». Есть и «мокрый»: когда подводники надевают индивидуальный спасательный комплект и всплывают свободно или по буйрепу (специальному тросу, ведущему к бую). Видели фильм «72 метра»? Вот там это показано.

Один из лучших кадров фильма «72 метра». Герой Сергея Маковецкого выбрался на берег, на нем - индивидуальный костюм для выхода «мокрым» способом

Один из лучших кадров фильма «72 метра». Герой Сергея Маковецкого выбрался на берег, на нем - индивидуальный костюм для выхода «мокрым» способом

- Проблема спасения обострилась с гибелью атомной подводной лодки «Комсомолец» 7 апреля 1989 года, - рассказывает военный эксперт Сергей Горбачев. - Но работы, которые начались в то время, были ограниченного характера – в силу ухода в небытие Советского Союза. Были заложены океанские спасатели, носители сверхмалых подводных лодок для спасения – но их удалось построить лишь два, одно судно – для Тихого океана и одно – для Черного моря. «Эльбрус», который был на «Черном море», бездумно порезали (на металл. – Ред.), а третий, который строили в Николаеве, Украина, став независимой, порезала еще на стапеле. И в течение длительного времени флот новыми судами не обеспечивали. Девяностые – это была провальная яма. За последние годы был построен лишь один спасатель – это «Игорь Белоусов», он находится на Тихом океане.

Сергей Горбачев напоминает, что спасательному судну ЧФ «Эпрон» - 60 лет, а «Коммуна» - вообще перешагнула столетний юбилей. По мнению военного эксперта, это отличные суда, которыми можно гордиться, но их не хватает флоту для решения его задач. В украинские времена Черноморский флот в Севастополе был ограничен в возможностях, его не усиливали новыми кораблями. А после Крымской весны у ЧФ появилось аж шесть новейших подводных лодок проекта «Варшавянка». Часть базируется в Севастополе, часть – в Краснодарском крае.

- Система подготовки водолазов в значительной мере была утрачена в девяностые, и только сейчас ей дали новый импульс. Раньше подготовка была плановая, стабильная, водолазы отрабатывали на полигонах в районе Ялты работу вплоть до 160 метров, но потом это все свернули, водолазов стало меньше, - продолжает Сергей Горбачев. - Не забывайте, что люди для работы на больших глубинах должны проходить декомпрессию, сидеть в барокамерах. Организм человека не переделать, тут не имеет значения уровень техники. Поэтому водолазов должно быть много!

Трудно не верить в Бога на глубине. Наклейка на спасательном глубоководном аппарате Фото: Анастасия ЖУКОВА

Трудно не верить в Бога на глубине. Наклейка на спасательном глубоководном аппаратеФото: Анастасия ЖУКОВА

Еще один всплеск внимания к этой теме – трагедия «Курска».

- Гибель «Курска» показала, что мы отстаем от Запада в технологиях. Но внимание было кратковременным, процесс модернизации растянулся и не достиг того масштаба, который необходим. У нас сейчас есть силы и средства, которые работают на уровне западных коллег, мы соответствуем мировым стандартам с точки зрения технологий, но в количественном плане мы не дотягиваем. Нашими ребятами-спасателями мы можем гордиться, но их мало. Надо двигаться быстрее, напористее, масштабнее – это в интересах не только ВМФ, но и гражданского сектора, которому военные спасатели регулярно оказывают помощь.

В 2018 году Минобороны объявило тендер на разработку модульной системы спасения экипажей аварийных подводных лодок, лежащих на грунте (шифр «Лучина»). Завершить проект нужно в ноябре 2020 года. Система должна дополнять существующие суда – носители глубоководных спасательных аппаратов. На опытно-конструкторскую работу выделили 221 миллион рублей.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также