Премия Рунета-2020
Крым
+15°
Boom metrics
Общество10 декабря 2019 5:53

Сколько стоит жизнь человека

Семье из Евпатории больница заплатила 2 миллиона за смерть дочери. Эксперты считают, что этого слишком мало, но суды не назначают выплаты больше
Фото: Архив КП

Фото: Архив КП

Евпаторийская горбольница выплатила родителям два миллиона рублей из-за смерти их дочери-подростка. Эксперты считают эту сумму заниженной. "Комсомолка" разбиралась в вопросе.

ДИАГНОЗА НЕТ

14-летняя Валя стала жаловаться на головные боли. Девочка быстро уставала, болели ноги. За год ее пять раз обследовали и лечили в разных больницах Крыма - и ничего не нашли.

– Поставили ей диагноз дисплазия - неправильное развитие тканей. Так по этой дорожке ее и вели. Врачи говорили, что анализы неплохие и все в норме, - рассказывает отец девочки Юрий Лосев (имя изменено. - Ред.)

А состояние Вали тем временем ухудшалось. Ноги стали отекать. Девочка с трудом могла пройти 300 метров! А евпаторийские врачи продолжали разводить руками.

Позднее подростка положили в Республиканскую детскую клиническую больницу в Симферополе. Там медики озвучили новый диагноз - нарушения в работе лимфатической системы.

– Она спрашивала, почему она ходит как бабушка и почему врачи у нее не могут ничего найти. Ребенок увядал, мы просили ее потерпеть и подождать, доверившись медикам. Врач предварительно озвучивал лимфостаз. Говорил, что заболевание требует лечения в клиниках другого уровня. Мы с супругой такие клиники подыскивали в Москве. Но в выписке окончательный диагноз был другой – неуточненная болезнь суставов, – говорит Юрий.

ЗАВЕЛИ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО

Через некоторое время Вале стало хуже. Девочке вызвали скорую, которая доставила ее в реанимацию евпаторийской детской больницы.

17 декабря 2015 года Валя умерла.

- Нам сказали, что было подозрение на кровоизлияние и обещали разобраться. Обещали, что вскрытие будет в Симферополе. Правда, его чудесным образом провели в Евпатории. В причине смерти указали неуточненный энцефалит. Мы хотели узнать, откуда он, но нам сказали верить на слово, – говорит отец.

Не доверяя медикам, мужчина обратился в медицинскую страховую компанию. В короткие сроки эксперты установили, что в лечении девочки были допущены нарушения. После многочисленных экспертиз и проверок через год было возбуждено уголовное дело. По факту смерти Валентины, допросили порядка 30 медиков из Симферополя и Евпатории.

– Виноватой признали реаниматолога евпаторийской больницы: она ввела не те лекарства, и это только усугубило состояние ребенка. Но, понимания, от чего умерла моя дочь, так и не было, – говорит Юрий.

Вторая судмедэкспертиза отвергла энцефалит, но подтвердила нарушения в реанимации. Однако точного диагноза так и не было.

Уголовное дело в отношении врача прекратили в связи с истечением сроков давности. Разбирательства продолжились в гражданском процессе.

В 2019 году, четыре года спустя после смерти Вали, суд признал супругов Лосевых потерпевшими, и Евпаторийская больница выплатила каждому из родителей по миллиону рублей в качестве возмещения морального вреда, а также оплатила услуги адвоката и возместила семье материальные затраты, связанные с захоронением. Но главного убитые горем родители так и не узнали.

– Суды закончились в конце мая этого года. Деньги выплатили почти сразу. Но, мы обратились в суд не из-за денег. Нам хотелось узнать, чем именно дочь болела, но этого мы так и не узнали, – заключил отец.

В Министерстве здравоохранения Крыма ситуацию не комментируют.

2 МИЛЛИОНА - МНОГО ИЛИ МАЛО?

Директор юридического предприятия "Центр медицинского права в РК" Михаил Белкин считает компенсацию в 2 миллиона за смерть ребенка ничтожно маленькой.

– Вынужден констатировать, что суды в Республике Крым, компенсируя моральный вред родителям, понесенный потерей жизни их ребенка, которая бесценная, не учитывают мнение Финансового университета при Правительстве РФ, проводившего исследование об оценке ущерба от лишения человека жизни, которая по этим подсчетам составляет более 40 миллионов рублей, – говорит эксперт.

В Финансовом университете разработали свою математическую модель для оценки "стоимости" жизни с учетом морального ущерба. В формуле учтены продолжительность жизни, доходы или расходы на душу населения, а также средний уровень удовлетворенности населения своей жизнью. В 2018 году расчеты показали, что средняя компенсация за смерть должна составлять 46,9 миллионов рублей.

Правда, такие выплаты пока не получил никто в России - и крымские суды в этом смысле идут в ногу с другими регионами.

Так, в январе этого года в Альметьевске (Республика Татарстан) родителям младенца, умершего в больнице из-за двухсторонней пневмонии с осложнениями, выплатили всего 530 тысяч рублей. В отношении врача неонатолога тоже возбудили уголовное дело по статье "причинение смерти по неосторожности", но в итоге медика оправдали.

В Ставрополе из-за неправильного диагноза беременной женщине удалили матку, она потеряла новорожденного ребенка. Компенсация морального вреда – 500 тысяч рублей, запрашивали в иске 2,5 миллиона.

В Красноярске беременная женщина, попавшая в больницу из-за простуды, родила мертвого ребенка и отсудила у больницы больницы 1,2 миллиона рублей.

Рекордную компенсацию морального ущерба по решению суда выплатили жительнице Санкт-Петербурга в 2018 году - 15 миллионов рублей. В 2010 году (суды длились 8 лет!) она из-за неправильной тактики родов потеряла ребенка и пострадала сама.

ЧАЩЕ ВСЕГО - УДОВЛЕТВОРЯЮТ ИСКИ

По словам юриста Михаила Белкина, привлечь к гражданско-правовой ответственности медицинские учреждения сложно, но возможно.

– Официальной статистики по гражданским медицинским делам нет, но количество гражданских дел по этой категории дел в Крыму в среднем не менее 50 дел в год, из них, по моим сведениям, примерно в 75% случаев суды удовлетворяют иски.

В среднем с момента обращения до вступления решения судов в законную силу уходит не менее 1,5-2 лет.

А вот из общего числа уголовных дел в отношении медиков в России доходят до суда только 10% - такую статистику приводит глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. В остальных 90% случаев следователи приходят к выводу, что врач невиновен.

Бастрыкин отмечает, что за последние годы число жалоб на врачебные ошибки в СКР растет. Так, в 2012 году - чуть более 2 тысяч по всей стране, а в 2017 году - уже более 6 тысяч.

- Зачастую гибель или вред здоровью пациентов зависит от объективных факторов, на которые медики повлиять не в силах. Однако каждое обращение, связанное с оказанием медицинской помощи, тщательно проверяется следователями СК России, ведь только в рамках расследования уголовного дела можно установить все обстоятельства произошедшего. Это позволяет, с одной стороны, защитить права пациентов на объективное расследование возможных неквалифицированных действий медицинских работников, с другой – оградить и самого врача от необоснованных обвинений, - подчеркивает Александр Бастрыкин.