2017-12-13T15:35:15+03:00

Андрей Фалалеев: «Главный человек в университете – это студент!»

Ректор главного вуза региона рассказал о том, как построить цветущую экономику, когда у студентов будут современные общежития и как бороться коррупцией
Поделиться:
Комментарии: comments1
Андрей Фалалеев ответил на все вопросы крымских журналистов.Андрей Фалалеев ответил на все вопросы крымских журналистов.
Изменить размер текста:

Миссия - развитие Крыма

Этого и следовало ожидать: молодые, амбициозные управленцы занимают ответственные посты в республике, доказывая, что возраст - не помеха компетентности. Опираясь на достигнутое, они внедряют новые прогрессивные идеи, оптимизируя функционал громоздких структур, улучшая жизнь подразделений. Совсем недавно «стодневку» мог бы отметить и ректор Крымского федерального. Но, ломая стереотипы, Фалалеев не стал созывать пресс-конференций, рапортовать о проделанной работе. Естественно, мгновенных преобразований, молниеносных реформ не произошло, но преподаватели и студенты отмечают: изменения налицо, диалог налажен и простора для творчества, инициатив стало больше.

- Мой этап ознакомления закончен. Мы нашли для университета место. Смысловое место. Ибо просто так развивать вуз - значит быть похожими на тысячи других в России. Наша задача - Крым. Теперь необходимо выстраивать стратегию университета, развивать программу трансформации. А это уже понятная, нацеленная история. Вопрос лишь в создании конкретных программ развития для всех структурных подразделений, проработка с правительством республики реальных проектов, которые «выстрелят».

Миссией КФУ является развитие региона. Наша задача - вести исследования, которые были бы полезны и привели бы нас к инновационному развитию региона и России в целом. Хочу отметить, что КФУ работает совместно с правительством Крыма как одна единая команда.

У Крыма - огромный потенциал

- Инновационное развитие, инновация – слова, уже достаточно «забитые» и становятся непопулярными. Но для Крыма, на мой взгляд, сейчас самое актуальное время их поднять на флаг и активно перебрендироваться с повестки революционной на повестку инновационную. Все дело в том, что в нынешних условиях Крым вынужден все еще продолжать повестку перестройки, когда в мозгах каждого все еще возникает ощущение, что вот он справился с какой-то задачей, перешел с одного правового поля в другое и т.д.. И активного нового строительства не выходит. А если выходит, то оно получается лишь восстановлением того старого, что было разрушено в результате распада Советского Союза. Потому что тогда жилось как бы хорошо, и хорошо работала экономика. И вот сейчас можно его восстановить. Эта старая иллюзия, к сожалению, порой мешает строить новое, которое может быть эффективным. В действительности же, у Крыма – огромный потенциал, который, я считаю, будет связан именно с инновационным развитием.

И заключается он в том, что сейчас можно создать новую среду, которая будет привлекательна для человека. Сюда, надеюсь, приедут те люди, которые построят экономику знаний. А в экономике знаний важны не станки или большие капиталы, а, прежде всего, идеи. Самое главное – это люди и мозги. И наибольшая концентрация идей –это университет. Поэтому мы выдвигаем повестку: КФУ может стать той площадкой, на которой предложат Крыму инновационную повестку. Университет также готов стать площадкой, на которой можно приземлить этих думающих людей, которые перевернут экономику Крыма из экономики восстановления в экономику знаний, цветущую экономику. Мы хотим с этой идеей выступить и продвигать ее дальше, чтобы все крымчане тоже начали продвигать ее. Потому что в идее инновационного строительства состоит, на наш взгляд, эффективное будущее Крыма. Если мы все ресурсы, которые поступают на территорию Крыма, сможем сфокусировать в этом инновационном направлении, то само по себе строительство всего нового станет осмысленным с точки зрения красивого дальнейшего будущего.

- КФУ будет неким центром инновационного развития. Будет создано новое подразделение или это будет университет в целом, который станет аккумулировать интеллектуальные и человеческие ресурсы?

- Когда мы говорим «центр», подразумеваем не некую физическую точку или здание в котором будут сосредотачиваться или проходить заседания этих самых инноваторов. Мы подразумеваем «центр» как некую ментальную сущность, которая будет в себе аккумулировать все новые идеи и сможет дальше из них сделать предложения, которые можно реализовывать. КФУ имеет распределенный кампус. Фактически, в каждом городе Крыма у нас есть филиалы или подразделения и, таким образом, есть возможность влиять на развитие всего региона. Вот основная идея. И когда мы говорим, что что-то полезно для КФУ, подразумеваем, что оно полезно для Крыма. Точно также все, что полезно для Крыма, полезно для КФУ. Мы не разделяем себя с Крымом, мы считаем себя одной, полностью интегрированной частью Крыма, некой нервной системой и мозгом Крыма. И готовы взять эту ответственность на себя, для того, чтобы дальше трансформировать революционную повестку на новую созидательную – инновационную. Вот задача КФУ.

В КФУ около 3500 бюджетных мест.

В КФУ около 3500 бюджетных мест.

Четыре смысла

- Какие из намеченных задач Вам удалось решить за время пребывания в должности? Что изменилось в КФУ, а что пока не удалось?

- Первое – и самое главное – найден смысл существования и смысл трансформации для университета. Мы считаем, что это и смысл трансформации для Крыма, потому что мы не разделяем одно с другим. Были проведены стратегические сессии для того, чтобы понять куда движемся и зачем движемся? Теперь есть понимание – это инновационная трансформация региона. Была очень плотная работа с Правительством Крыма и, на мой взгляд, найдены основные идеи или, как мы называем их, смыслы этой трансформации. В РФ сейчас приняты три Программы инновационного развития – в Томске, Татарстане и Новосибирске. Эти регионы очень сильны с точки зрения развития науки, технологической, инженерной мысли. Поэтому у них и инновации определенного рода. А какой смысл инновационной трансформации нашего региона? Чем Крым может стать уникальным? И, на мой взгляд, была найдена уникальная для нас человекоцентрированная идея, новый смысл для Крыма – это человек. Вроде бы простая вещь. Но, на самом деле, если мы строим модель России 2030 года, то это – переход к экономике знаний, когда человек становится действительно важнее, чем машины и деньги. А эффективность труда будет настолько высокой, что один человек сможет обеспечивать более 1000 других, неработающих, за счет роботизации.

- А что будут делать все остальные?

- Это модель того следующего социального общества, или социума, который будет в 2030-2035-м годах. Мы к нему придем, несмотря на то, что сейчас эффективность труда крайне низкая в России. Она – недостаточная для того, чтобы конкурировать с большинством мировых стран. Технологический уклад у нас находится еще на третьем-четвертом уровне, а весь мир уже говорит о шестом. Но эта эффективность все равно поднимется, это – тренд, от которого невозможно отказаться, его невозможно игнорировать. И что станет важным в этот момент? И мы говорим: вот они смыслы – в центре всего – человек. И для того, чтобы его жизнь была длинной и здоровой, нужно перестроить здравоохранение, нужна его новая модель. В Крыму есть Медицинская академия КФУ, очень сильная, есть целая система здравниц, Крым всегда считался здравницей СССР и России, надеюсь, теперь тоже. Поэтому человек и здравоохранение – это один из смыслов. Второй – это – человек-государство. Крайне важно, чтобы к нам относились с уважением, и мы испытывали гордость за себя и свою страну. И мы ожидаем, что государство к нам будет относиться соответствующе, с достоинством. И почему бы не реализовать это в Крыму – сделать ту самую, уникальную систему взаимоотношений человек-государство? Ведь сейчас власть, которая в Крыму, она действительно демонстрирует, что готова все отдать ради тех, кто здесь живет, для решения их проблем. И это мы видим.

Следующий важный смысл – это человек-среда, к которой мы относим все. Это целый комплекс – экология, море, которое давало и перестало давать рыбу. Где она? – спрашиваем мы и спрашивают туристы. Это – аграрная среда, экологически чистые продукты, это – удобство проживания, логистика, транспортные магистрали, архитектура в которой мы живем, транспорт, выхлопами которого дышим, это энергетика, в том числе. То есть, это – удобная для проживания среда.

И следующий, четвертый смысл – человек-ноосфера. Потому что, КФУ – это В. И. Вернадский, это теория о ноосфере. Ноосфера – это то, каким образом человечество накапливает знания и трансформирует их в следующие знания, не утрачивая, а набирая новые.

Вот четыре смысла, которые мы нашли, которые могут определить будущее Крыма, как лучшего места на земле. Ради этих смыслов можно работать, жертвовать своим временем, ресурсами. И мы построим сказку. Пусть она сейчас может быть выглядит как утопия, но она реализуема и вполне возможна. Потому что, сейчас в Крым вкладываются огромные средства. И если их направить на построение такой модели, то это будет место, куда нам придется уже закрывать дороги. Потому что все будут стремиться в этот рай.

По Программе развития КФУ обустраиваются новые лаборатории

По Программе развития КФУ обустраиваются новые лаборатории

- Если главный в Крыму – человек, то в университете – это студент. Вы дали толчок новому формату общения студенчества с руководством вуза. Насколько поменялось взаимодействие руководства, преподавательского состава со студентами?

– Надо как можно больше людей «заразить» идеей, что главный в Крыму – это человек. В университете студент действительно крайне важный, не могу сказать, что самый главный, потому что обидятся преподаватели, а они тоже важны. Они – те, кто уже генерирует будущее, а студенты – это те, кто в будущем будет его генерировать. И какое будущее они будут генерировать, для нас крайне важно. Поэтому провели конкурс на лучший дизайн комнаты общежития «Измени пространство, в котором живешь». Если мы воспитаем такое поколение, которое не может смириться с грязью, со свалками, с некрасивым пространством вокруг, значит они построят красивое будущее. И не успокоятся до тех пор, пока не сделают это. И такой новый формат общения, в том числе, и элемент воспитания. Да, порой студенты, может быть, излишне настойчивые, ну и хорошо. Пусть они требуют с администрации КФУ устранить то, что не сделано. Но мы не можем перестроить университет в короткие сроки, мы можем построить планы, найти ресурсы и последовательно работать.

Что касается ремонтов общежитий. Да, мало просто зайти и сказать: ребята, давайте нарисуем, будем жить. Поэтому 2018-й год для университета станет годом перестройки, глобальной стройки. Потому что мы превращаем его во Всероссийскую студенческую стройку, приглашаем студенческие стройотряды на ремонт наших общежитий, чтобы перестроить их под новые стандарты качества. Поскольку мы хотим перемен, нам нужно все и сразу, потребуется много людей. В целом, уже есть согласие на то, что средства на это мы получим – их выделяет Министерство образования РФ, учитывая те задачи и сложности, которые у нас есть. С Правительством Крыма, в лице Сергея Валерьевича Аксенова, тоже есть договоренность о том, что будут выделены средства на ремонт общежитий. И студенты должны сами участвовать в этих процессах. Никто, кроме них, взять ответственность за их будущее не может. Мы можем максимально им помогать. Но строить свое будущее должны они сами. Нам нужны активные люди. Я считаю, что тот объем населения Крыма, который сегодня есть – два миллиона, недостаточен для того, чтобы перевернуть регион и трансформировать его. Как только у нас среда станет удобной, мы ожидаем, что сюда приедут активные люди, а не просто население, приедет большее количество пассионариев, которые будут менять пространство и находить средства для этого. Ведь сейчас, самое главное, найти эти средства, а все остальное тоже найдется. На площадку университета будут привлекаться люди, которые уже как-то изменили пространство вокруг себя, чтобы они учили студентов, и не только их, рассказывали, как это делается. Это – писатели, успешные люди, бизнесмены, которые решатся приехать в Крым. Вот такие у нас планы.

- Все закончится ремонтом старых общежитий или будут строиться новые корпуса?

– Все будет. 2018-й год – это год ремонтов и проектирования новых корпусов. Что касается новых общежитий – согласно ФЦП запланировано построить два общежития на улице Ялтинской 20, на 250 и 450 мест, плюс общественно-бытовой корпус. Надеюсь, что эти корпуса появятся до 2020 года. Но, мы же хотим все и сразу. Поэтому, пока мы будем ремонтировать имеющиеся, новые будут строиться. Это – параллельные процессы. Сейчас общий фонд общежитий КФУ – 8,5 тысяч мест. Достаточно много. Но качество инфраструктуры не везде удовлетворительное. Есть, действительно, общежития в ужасном состоянии, а есть – в более-менее приличном. Тем не менее, у нас стоит вопрос увеличения объема фонда общежитий, так как мы считаем, что Крым будет привлекательным. А чтобы люди приехали, мы должны знать, куда они поселятся. Это и есть элемент программы инновационного развития. Например, неплохой проект предлагает «Монолит», тоже на Ялтинской – строительство корпусов, квартиры в которых по молодежной ипотеке студенты сразу, с первого поселения, могут начинать выкупать. 120 тысяч рублей – первый взнос, месячная оплата – 10 тысяч рублей. Также остро стоит вопрос жилья и для молодых преподавателей. Мы убедились, как тяжело арендовать его для тех, кого мы привлекаем в университет. И если они (Монолит) смогли уложиться в эту бизнес-модель не жадничая, значит, это в целом, можно делать на площадке Крыма.

- Всем известно, что престижно учиться в МГУ. Несмотря огромные конкурсы, желающих переехать в столицу очень много. Приезжают ли учиться в КФУ ребята из других регионов?

Москва привлекает не только МГУ, не только у них высокий конкурс, а и во многих других московских вузах. Туда едут учиться, рассчитывая, что потом найдут место для работы. Трудоустроиться там проще, а заработная плата выше. Поэтому привлекательна не только Москва, но и Санкт-Петербург, и другие центральные города. Что касается привлекательности КФУ. Если брать мировую модель университетов, то порой они расположены не в городах, где хорошо развита промышленность или которые являются финансовыми центрами. Другое дело, что мобильность у нас, в России, не принята, традиционно – где родился, там и пригодился. И модели переездов или мобильности, не существует. Родители, где родились, там же получили образование, там же начали и закончили трудовую деятельность. Ментальность такая. Москва – единственное место, куда готовы переезжать активные люди, понимая, что там проще строить свою карьеру. Следовательно, если мы перестраиваем Крым как инновационный регион, то должны людей сюда приглашать. И чем-то их на первом этапе привлекать. Таким образом действует Казань. Они уговаривают чем угодно, пряниками-ватрушками заманивают, площадями, экономическими льготами, жильем, зарплатой. Но не просто всех приглашают, а выбирают конкретное предприятие и начинают его «приземлять» на свою площадку. Таким образом они «стаскивают» регион, их стратегия очень сильно отличается от стратегии всех остальных регионов РФ. С такой стратегией развития Казань уже сейчас заняла первое место. Поэтому они уже далеко ушли, перетащив себе на площадку лучших и нужных. Это результат того, что власть и университеты на площадке Казани едины, они действуют как один кулак. То же самое возможно в Крыму. Сейчас есть четкое взаимопонимание между Правительством Республики, между университетом и интеллигенцией, между жителями, на мой взгляд, и между властью федеральной. Поэтому сейчас возможна активная модель развития региона. Именно поэтому мы предлагаем инновационную программу развития региона, потому что сейчас есть условия для того, чтобы не как лебедь, рак и щука в разные стороны тянули, а чтобы в одном направлении все вместе уперлись и решили эту задачу.

Изменения уже есть

- Недавно в КФУ прошел финал конкурса «Наше поколение против коррупции». Раньше студенты очень жаловались, что коррупция в университете, извините, цветет и пахнет, и чтобы сдать сессию, нужно очень серьезную сумму занести куда надо. Этот конкурс трансформируется в какие-то конкретные шаги и действия? Как сейчас в КФУ обстоят дела с коррупцией?

– Действительно, такой конкурс в КФУ прошел. И сама по себе борьба с коррупцией крайне важна. Она, в принципе, по идеологии похожа на борьбу с неудобной средой. Это тот же вопрос: мы готовы с этим смириться или нет? Готовы перестраивать все вокруг или нет? И с коррупцией то же самое: мы готовы смириться с ней, не видеть ее, не замечать? Как армия из юноши делает мужчину, так и университет многих научил договариваться. Положительные вещи в этом, может быть, и есть. Но, коррупция – крайне негативное явление, которое портит общество целиком. Заложив в голову студенту, что со всеми можно договориться, можно решить любую проблему, и это нормально, мы деформируем среду, в которой потом дальше живем. Это мировоззрение потом деформирует пространство до неузнаваемости. Мы все будем уже готовы правильно жить, но так заложено в подкорке, и автоматом рука тянется достать конверт, если не решается какая-то проблема. С этим будем бороться в университете, везде объявлено, и я всем это демонстрирую на всех уровнях, что никаких послаблений никому в плане «не заметили», «не увидели», не будет. На все обратим внимание, все поднимем на уровень разбирательств, объяснительных, или же увольнения. Бороться с коррупцией в учебной деятельности будем беспощадно. Это заявляем везде – на совещаниях, ректоратах, ученых советах. Я открываю двери всем: студентам, преподавателям для того, чтобы они могли идти напрямую, и везде демонстрирую, что ни для кого не будет поблажек. Но, надо сказать, пока нет таких заявлений. В районе слухов – есть. Я пытаюсь их найти, где же эти корни, чтобы сказали: вот она, эта проблема. Если она всплывет, кто-то придет и скажет напрямую: «Я столкнулся с коррупцией». Там, где случаются даже небольшие такие попытки, мы их сразу борем, и люди обещают жить честно. А что касается глобальных нарушений, пытаюсь у всех сейчас добиться фактов. Но, пока у меня нет таких сведений, которые можно было бы дальше поднять до уровня разбирательства, наказания. Возможно, просто за тот период, пока я нахожусь у руководства, сессия только сейчас наступит, или же это будет конец учебного года. Поэтому, возможно, где-то что-то есть, но все аккуратничают и осторожничают, потому что не понимают, как дальше будет. Но с коррупцией будем бороться беспощадно. В КФУ коррупции не будет! Это я вам обещаю. Совместно с Комитетом по борьбе с коррупцией при Правительстве Крыма мы разработали «дорожную карту», будем ей следовать. Она касается очень многих вещей, в том числе и очень сложных, таких, как конфликты интересов в университете. Мы все будем поднимать, постепенно раскрывать в законодательном поле. У нас сейчас – открытая политика, ничего не скроется.

Правительство Крыма ждет реальных предложений от преподавателей

Правительство Крыма ждет реальных предложений от преподавателей

- В продолжение темы борьбы. В первом интервью после своего назначения Вы заявляли о твердом намерении бороться с бюрократией в университете. Уже есть итоги этой борьбы? Сформирован ли административный, управленческий корпус КФУ?

– За такой короткий срок – 4 месяца, невозможно полностью сформировать административный корпус. Потому что невозможно кого-то огульно в чем-то обвинить. Человек должен сперва проявиться, поработать, а мы, в результате каких-то проверок, случаев должны сказать: тут он поступил правильно, а тут нет. Если он просто не работает, ничего не делает, то вообще его тяжело в чем-то обвинить. Иногда появляются какие-то ситуации рабочие, и мы видим, что человек в этой системе не сработал. Поэтому нужно дать человеку проявиться, и только тогда принимать справедливое решения, сказать: вы на этой позиции, к сожалению, работать не способны. Но о том, что кадровые изменения в КФУ идут, вы знаете. Как обычно, Крым знает, что творится в университете. Количество руководящих позиций изменяется, уменьшается. Уже перестроен правовой департамент, который как раз определял управление, процедуру прохождения документов. Появились регламенты, когда документ можно подписать за день-два. Это вызывает некое непонимание: как можно за день все согласовать?! Можно! Поэтому все перестраивается. И здесь нельзя просто сказать, что раз – и мы перешли в другое состояние. Почему света нет? Тумблер не был включен. Нашли его, включили, все заработало. Более того, мы не можем человека сразу сократить или уволить. Ведь живем в демократическом обществе, работаем в государственной структуре. Есть определенная процедура. Он защищен КЗОТом, профсоюзом, поэтому все делается исключительно с соблюдением его законных прав. Причем, порой, есть люди, которые злоупотребляют, на мой взгляд, этими своими правами, они не работают, но активно сопротивляются увольнению или сокращению из-за того, что они не работают. Если бы они так работали, им бы цены не было. Но они такие чудеса проявляют, что и прокуратура, и Инспекция по труду регулярно от нас не выходят, мы постоянно пишем им объяснительные. Такие люди для решения своих задач задействуют всех. А когда надо было делать работу, они почему-то ее не делали. Такие тоже случаи есть. Поэтому реформы идут постепенно, мы не можем включением тумблера сразу решить все проблемы. Но то, что изменения уже есть, думаю, все видят.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также