Премия Рунета-2020
Крым
+1°
Boom metrics
Общество24 января 2023 8:00

«Конец будет только когда я юридически стану мамой малышки»: как приемная семья борется за годовалую крымчанку, которую собираются отдать отцу с темным прошлым

Мама девочки умерла, а в графе «отец» стоял прочерк
Юлия посвящает все свободное время воспитанию приемной дочери

Юлия посвящает все свободное время воспитанию приемной дочери

Фото: Ирина ГЕРЦ

Год назад в семье 35-летнего Юрия и 32-летней Юлии Никулиных из Симферополя появилась дочка Лизочка. Своих детей пара иметь не может, поэтому малышку забрали из детского дома. Мама девочки умерла, в графе «отец» стоял прочерк, других родственников не нашлось. В январе 2022 года оформили опекунство, 29 апреля суд удовлетворил иск об удочерении. Буквально на следующий день Юлии позвонили с незнакомого номера: «Здравствуйте, я папа вашей дочки. Отдайте мне ее».

Потерявшая голову от ужаса Юлия быстро выяснила: в тот же день, 29 апреля, администрация Симферополя выдала постановление об отцовстве некому Роману, назвавшемуся биологическим папой Лизочки.

Роман не скрывает, что имеет судимость и состоял на учете у нарколога, но уверяет, что все это в прошлом. Фото: читатель "КП"

Роман не скрывает, что имеет судимость и состоял на учете у нарколога, но уверяет, что все это в прошлом. Фото: читатель "КП"

ОН ОТЕЦ - ТАК СКАЗАЛИ СОСЕДИ

К семье Никулиных мы приезжаем в многоквартирный дом, дверь двухкомнатной квартиры открывает Юлия. С порога пахнет вкусной выпечкой, навстречу вальяжно выходит серый желтоглазый кот.

- Муж работает технологом, денег хватает, поэтому я сижу дома с Лизочкой, - рассказывает нам женщина. - Вот готовлю обед, пока дочка спит.

В гостиной замечаем фотографию счастливой семьи - мама, папа, девочка, все улыбаются. Аккуратно заглядываем в спальню: тут небольшой манежик с игрушками, в шкафу - полка с детской одеждой.

- Лизе сейчас уже год и два месяца - совсем большая! У нее есть все, даже свои книжки. Ей очень нравятся истории про животных - она уже узнает на картинках кошку, собаку, - с гордостью рассказывает Юлия. - Когда муж с работы приходит, Лиза так оживляется, подпрыгивает. Мне кажется, что он ее любит в десять раз больше, чем меня.

У девочки много игрушек, самая любимая из них — желтая уточка

У девочки много игрушек, самая любимая из них — желтая уточка

Фото: Евгений СТОЯНОВ

Юлия наливает нам чай и прислушивается, не плачет ли Лиза? Садится и грустно вздыхает. Сейчас все ее семейное благополучие висит на волоске. Спустя чуть больше месяца после того как ей позвонил Роман, администрация Симферополя отозвала разрешение на опекунство и начались бесконечные апелляции и схватки в судах. Последнее заседание было 18 января 2023 года - адвокат Никулиных попытался обжаловать постановление о признании Романа биологическим отцом, но прокуратура и суд решили, что нарушений в действиях опеки нет и Лиза должна поехать к нему.

- Мы не собираемся сдаваться. Конец будет только тогда, когда я юридически стану мамой своей малышки, - эмоционально реагирует Юлия на вопрос «Что дальше?».

Они с мужем намерены доказать, что решение опеки в корне неправильное и с биологическим отцом малышку ждет опасная жизнь: ни обеспечить дочку, ни правильно ухаживать за ней он не сможет.

- Вы не представляете, сколько нам документов пришлось собрать, чтобы удочерить девочку. Нас проверяли под лупой - доходы, характер, все досконально, - Юлия показывает стопку бумаг. - А его знаете, как отцом признали? Он просто справку из больницы принес, что кровь сдавал вместе с мамой девочки. И соседи подтвердили: да, была у него какая-то женщина беременная. Все - этого хватило. А раз родной, другие достоинства не нужны.

Любознательная девочка приноровилась открывать комод, поэтому приемные родители установили специальную защиту, чтобы малышка ненароком не ударилась

Любознательная девочка приноровилась открывать комод, поэтому приемные родители установили специальную защиту, чтобы малышка ненароком не ударилась

Фото: Ирина ГЕРЦ

Помочь семье хотела уполномоченный по правам ребенка в Республике Крым Ирина Клюева. Но из всех инстанций получила ответ: все по закону, нарушений нет. Если бы у ребенка была родная мать, отец должен был бы сдать анализ ДНК. А так достаточно слов соседей.

- Мы его по большей части видели на судах. В сентябре он приезжал и вместе с нами гулял с дочкой в парке. И это всё. Не очень он рвется с ней общаться, - говорит Юлия.

«ДА, Я ПЬЮ! НО Я ЖЕ СЕЙЧАС ОДИН»

В гостях у 39-летнего Романа в жилом доме на окраине Симферополя мы побывали вместе с работниками соцслужбы. В октябре они решили выяснить, где предстоит жить девочке, когда ее заберет биологический папа. Двухэтажное здание, к которому мы подходим, не обнесено забором и выглядит так, как будто стройка еще не закончена. Вокруг строительный мусор. Вход охраняет рыжий пес, начинает лаять на незнакомцев. Дверь распахивает Роман и улыбается:

Мужчина живет в добротном частном доме на окраине Симферополя

Мужчина живет в добротном частном доме на окраине Симферополя

Фото: Евгений СТОЯНОВ

- Проходите, разуваться не нужно, у меня тут ремонт.

Внешне все выглядит вполне прилично: кухня, санузел, просторная комната, правда, почти без мебели. Но ощущается стойкий запах перегара - это фиксируют и соцработники.

Хозяин не скрывает, что вечером выпил и сейчас не в лучшем состоянии.

- А что тут такого? Я же сейчас один. А когда буду жить с дочкой, не буду себе такого позволять, - уверенно говорит мужчина и закуривает очередную сигарету.

Свою будущую жизнь с ребенком он ждет не дождется, уверяет, что справляться с уходом и воспитанием обязательно помогут родственники. О работе говорит неуверенно: то бросит туманное «Бог на жизнь дает», то снова вспомнит, что есть добрые родственники.

- Я отцу помогаю, он ремонтирует дома и квартиры, работаю с ним в бригаде. А так я сварщик. Деньги будут, второй этаж буду сдавать в аренду, и вот еще пристрой есть, - показывает свои владения.

- За что были судимы? - спрашивает соцработник.

Роман отвечает неохотно, но признает, да, сидел по статье, связанной с наркотиками (приговорен в 2017-м к 4,5 года лишения свободы, в зачет пошло время, проведенное в СИЗО, освободился к началу 2021-го. - Ред.), шесть лет состоял на учете у нарколога.

- А почему девочка в детдоме оказалась? - интересуемся уже мы.

Дочь, которую Роман упорно называет Настенькой, он планирует разместить в этой комнате

Дочь, которую Роман упорно называет Настенькой, он планирует разместить в этой комнате

Фото: Евгений СТОЯНОВ

- Когда моя сожительница была беременна, мы жили тут. Она сначала хотела аборт делать, но я ей сказал: это грех. Ходил с ней в больницу, - говорит мужчина. Но затрудняется объяснить, почему в графе «отец» оказался прочерк.

Родила женщина в ноябре 2021 года, 13 декабря умерла. Роман говорит, что после больницы она с дочкой приехала сюда, в этот дом. А вот что случилось дальше - не ясно. Почему-то в тот момент, когда девочку (сам мужчина зовет ее Настей) забирали в детдом, его рядом не было. Он, по его словам, появился позже, спрашивал, что нужно.

- Но мне ответили: а ты вообще кто? Ты не отец, и сказали больше не приходить. А потом вообще отдали ее в приемную семью, а те меня игнорировали и даже денег предлагали. Мне даже посоветовали записать это на диктофон. Но я не хочу этого делать, зачем я буду подставлять людей, да и я их хорошо понимаю, они и правда относятся к Насте, как к своей дочери, - говорит Роман.

Потом у него появился адвокат, дело сдвинулось с мертвой точки.

- К той семье я отношусь хорошо, они и правда ее любят, тут я не спорю, - говорит теперь Роман. - Но у ребенка все-таки есть родной отец.

Роман провожает соцработников и зовет нас зайти еще попить чаю: видно, что ему хочется с кем-то поговорить. Соседи, впрочем, уверяют, что недостатка в собеседниках у него нет: гулянки в этом доме бывают.

Скоро семья Никулиных получит на руки решение суда - дочь отдать ее настоящему отцу - и будет готовиться к апелляции. Но сам Роман после суда телефон заблокировал: ни мы, ни опекуны связаться с ним до сих пор не смогли.

Пока ребенок остается у Никулиных, но измениться жизнь малышки может в любой момент.

«Комсомолка» продолжит следить за этой историей.

КСТАТИ

Какие выплаты получит отец-одиночка?

- В данном случае мужчина может рассчитывать на статус «отец-одиночка», так как мать ребенка умерла, - объясняет юрист Владимир Уткин. - По закону ему положено единоразовое пособие в размере 17 479,73 рубля, ежемесячная выплата - 5865 рублей. А еще - маткапитал, который часто становится весомой приманкой для родителей, сначала забывших о детях. Сейчас за рождение первого ребенка можно получить 524,5 тыс. рублей и использовать эти деньги на улучшение, например, жилищных условий.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Суд признал законной передачу годовалой крымчанки отцу, судимому за наркотики: из приемной семьи ее могут забрать в ближайшие дни

В семье Юрия и Юлии Никулиных девочка прожила почти год (подробнее) «Она помнит меня на подсознательном уровне»: отец годовалой малышки, пытающийся забрать ее из приемной семьи, рассказал о встрече с дочкой

По словам приемных родителей, мужчина пришел на прогулку с малышкой в Симферополе всего один раз (подробнее)

Дружит с котом и обожает книжки про животных: как живет 11-месячная малышка, которую забирают из приемной семьи, чтобы передать отцу с темным прошлым

«Комсомолка» побывала дома у семьи Никулиных в Симферополе (подробнее)