Политика

«Врывается человек, начинает запихивать в рот таблетку»: Капитан «Норда» рассказал о пребывании на Украине

Моряк, которого захватили на собственном судне посреди моря, наконец вернулся домой
Владимира Горбенко удерживали вдали от дома с марта прошлого года

Владимира Горбенко удерживали вдали от дома с марта прошлого года

Фото: Галина КОВАЛЕНКО

Капитан захваченного Украиной крымского судна «Норд» Владимир Горбенко рассказал «Комсомольской правде – Крым» о своем пребывании на территории незалежной: как инспекция неожиданно аннулировала законное разрешение на рыбную ловлю, а правоохранители не давали положить моряка в больницу.

«ПУЛЕМЕТЫ БЫЛИ НАПРАВЛЕНЫ НА НАШЕ СУДНО»

Это был обычный выход в море, ловили тюльку в Азове. Когда подошли украинские пограничники, вспоминает Горбенко, никаких подозрений у него не возникло.

- Изначально все казалось стандартной ситуацией. Знаю, что Азовское море мы эксплуатируем двумя государствами, и есть соответствующий договор о совместном использовании биоресурсов. Я думал, что это будет как обычная проверка, посмотрят документы, и мы дальше продолжим. Сомнений не было, я находился в разрешенном районе, осуществлял промысел в разрешенное время разрешенными орудиями лова. Но уже при самой швартовке военного корабля я увидел, что люди вооружены, пулеметы направлены на наше судно, - говорит КП-Крым капитан. - Проверка началась с того, что все документы, которые я предъявлял украинской пограничной службе – все паспорта, разрешения – признавались недействительными. Потом было задержание судна, конвоирование. Сопротивления не оказывали, перед нами были вооруженные люди, это быссмысленно. На мне ответственность за экипаж, я отвечаю за жизни этих людей. Я понимал, что вины никакой нет за мной, поэтому спокойно, уверенно исполнял требования пограничников.

Судно ошвартовали в Бердянске. Фото: Госпогранслужба Украины

Судно ошвартовали в Бердянске. Фото: Госпогранслужба Украины

«Норд» отконвоировали в бердянский порт, где крымские моряки были более недели. Людей держали на судне, не давали сойти на берег даже для того, чтобы пополнить запасы еды и воды. Адвокатов тоже далеко не сразу допустили к подзащитным. Первое время юристы, помимо своих прямых обязанностей, занимались еще и тем, что возили морякам продукты. Вот только с гниющим в трюме уловом защитники ничего не могли сделать: пять тонн выловленной тюльки начали портиться, их никто не давал выгрузить, экипаж вынужден был терпеть зловоние, находясь в замкнутом пространстве сейнера.

- Разрешение на промысел мне выдали в Ростове, - продолжает Владимир Горбенко. - Оно соответствует межгосударственному соглашению о совместном пользовании Азовским морем. В первый же день после задержания на борту «Норда» побывал украинский рыбинспектор, который выдал заключение: нарушений в вылове тюльки не выявлено. Потом, видимо, на него надавили, и заключение аннулировали, чтобы меня обвинить в незаконном рыбном промысле. Так получается, что я не просто «границу оккупированной территории» не по правилам Украины пересек, а еще и нанес ущерб – незаконно ловил рыбу.

«ВЫ ЧТО ДЕЛАЕТЕ? Я ОБЩАЛСЯ С ДРУГИМ ДОКТОРОМ!»

Через неделю капитана хитростью выманили с судна – и увезли в Херсон. Там украинские правоохранители предъявили ему обвинение по уголовной статье. На нервной почве у рыбака случился гипертонический криз.

- Когда хотели поместить меня в ИВС (изолятор временного содержания, - ред.), то спросили, здоров я или нет. Я почувствовал, что у меня давление, и пожаловался. В больнице врач измерил давление – 160 на 100. Сказал, что я нуждаюсь в госпитализации. Сотрудники СБУ заявили медику, что я вообще-то под арестом, и если меня решили оставить в больнице, то они будут вынуждены приставить ко мне вооруженную охрану. Врач сказал: «Без проблем, выделю отдельную палату». Я расслабился в ожидании охраны, которая будет меня сторожить. Через полтора-два часа откуда ни возьмись, в комнату, где мы находились, врывается другой человек в белом халате. Начинает пихать мне в рот какую-то таблетку. Даже сотрудник СБУ, который находился со мной, удивился. Я говорю: «Вы что делаете?». А он мне, мол, я доктор. Но я перед этим общался с другим доктором! Этот отвечает: «Все нормально, вот таблетка, глотай». И пытается запихнуть мне пилюлю в рот, - рассказывает Горбенко. - Потом мне объяснили, что эта таблетка – типа экстренной помощи для приведения в норму давления. Показатели будут в норме, и можно составить документ, что меня можно поместить в ИВС. Да, минут через 15-20 тонометр показал, что давление чуть упало у меня. Раньше мне выдали что-то вроде обходного листка, там было указано: нуждается в госпитализации. Врач этот листик перевернул и с другой стороны написал: не нуждается, можно помещать в ИВС.

В изоляторе листик изучили, удивились и поинтересовались, как задержанный себя чувствует. Давление снова подскочило, вызвали «скорую помощь» и снова отвезли Горбенко в больницу.

- Там написали список лекарств, и эсбэушники сбегали в аптеку. Мне в течении часа прокололи, прокапали – провели экстренную терапию, сбили давление до 130 и отвезли назад в изолятор. В десять вечера им все-таки удалось меня благополучно приземлить в камере. Мне повезло, изолятор херсонский прошел аттестацию: ремонт, телевизор в камере, все чистенько, - делится с Комсомольской правдой - Крым капитан.

«НА СУДЫ ХОДИЛ, НЕ СКРЫВАЛСЯ»

В качестве меры пресечения украинский суд избрал Горбенко арест, но с возможностью уплаты залога. Адвокаты, конечно же, нужную сумму сразу перечислили на счет, вот только в незалежной все подгадали так, что заседание суда проходило после обеда в пятницу, а в воскресенье как раз – православная Пасха, и понедельник после этого праздника по законам Украины – выходной.

Денежка на счет поступила, но этого ведь мало. Для выхода на свободу ну